Завороженный ложью

Умберто Эко – об одной из движущих сил истории

Width 250px 000 par3517479 fmt

Последний роман писателя, специалиста по истории Средних веков и известного интеллектуала Умберто Эко Numero Zero («Нулевой номер») был опубликован на русском языке в августе. Английская версия выйдет в ноябре 2015 года. Книга, чей автор регулярно публикует статьи в итальянском журнале L’Espresso и газете La Repubblica, – об истине и лжи в средствах массовой информации.

Вы все еще читаете много газет?

Каждое утро я прочитываю как минимум две газеты, а также каждый день просматриваю гораздо больше различной прессы. Не могу начать свой день без такого погружения в информацию, не могу даже кофе выпить. Я до сих пор сторонник идеи Гегеля, что чтение газет – это «ежедневная молитва современного человека». Я также вношу и свой вклад – пишу для ежедневной газеты и еженедельного журнала. Но я не часто продвигаюсь дальше заголовков, потому что пресса отчаянно пытается каждое утро повторять всю информацию, которая была опубликована накануне.

Повтор информации без глубокого анализа – это то, что угрожает ежедневным публикациям?

Пресса до сих пор изо всех сил старается, не добавляя ничего ценного, давать снова и снова те же самые новости, которые без конца транслируются по радио и телевидению. Это серьезный кризис, берущий свое начало практически с тех пор, как на свет появилось телевидение.

Следует ли прессе делать больше, чтобы сохранить критическое мышление?

Мы являемся свидетелями исчезновения воинствующей критики. Да, нам необходимо реабилитировать критику в журналистике и расширить ее сферу, в частности подключив интернет. Газеты должны выделять одну-две страницы на критику веб-сайтов – отмечая как обманщиков, так и блоги, которым можно доверять. Мы не должны отказываться от роли формирователя вкусов публики. Газета в состоянии быть критическим фильтром и при этом оставаться демократичной.

Опасна ли ситуация, при которой пресса сосредоточена в руках нескольких больших медиагрупп?

Такое положение с прессой – настоящая проб­лема. В Италии все газеты зависят от нескольких промышленных предприятий или крупнейших банков. Франция тоже оказалась в похожей ситуации. В этой связи нам нужно во главе газет поставить сильное руководство, которое могло бы противостоять определенному давлению.

«Вы обязаны говорить на языке читателей, а не интеллектуалов», – заявляет руководитель газеты в вашем романе. Но разве мы не должны критически относиться к нашим собственным читателям?

Либо вы пытаетесь изменить своего читателя, либо потакаете его предполагаемому вкусу на основе исследований общественного мнения. Эжен Сю давал своим читателям то, что они хотели; Бальзак сам создавал их вкусы, предлагая им истории, ситуации и стили, которые они не могли даже представить. В одних книгах говорится: «Я такой же, как вы». В других говорится: «Я другой». Нам следует избегать усреднения стиля, которое мы ныне наблюдаем и которое даже стало востребованным новой индустрией СМИ.

А как насчет клише?

В своей книге я с превеликим удовольствием составил список всех клише, которые получили широкое распространение в прессе. Даже журналисты в «хороших» газетах признают, что эти клише доминируют и в их номерах. Это такой вид лени. Говорят, что литература служит сохранению живого языка. У прессы должна быть такая же цель. Клише парализуют язык.

Вы так интересуетесь теориями заговора, которые постоянно циркулируют в социальных сетях. Почему?

Я принадлежу к ассоциации, которая пытается бороться с оккультизмом и теориями заговора. Но при этом ложь завораживает меня. Именно поэтому я собираю книги, авторы которых ошибались. В моей библиотеке нет Галилея, но есть Птолемей – потому что он был неправ. Мне также нравятся алхимики и маги. Для семиотики – нашей способности производить знаки и символы – характерно не столько то, как мы говорим правду, а скорее наша способность лгать. Письмо проповедника Джона, написанное в XII веке, описывает чудесное королевство под властью царя-христианина где-то в центре мусульманского мира. Марко Поло даже искал это королевство по дороге в Китай. История строится на невероятных лжесвидетельствах. «Протоколы сионских мудрецов» – антисемитская мистификация, которая якобы вскрыла еврейский заговор по достижению мирового господства, – это, к сожалению, лишь один из самых известных примеров. Так или иначе, ложь часто имела огромное влияние в истории.

Что сегодня уникального в теориях заговора?

Сейчас каналы связи все совершеннее, поэтому мы видим более масштабное и быстрое распространение разной лжи. До этого тем, кто пытался сфабриковать небылицу, приходилось искать определенных редакторов. Сегодня любой безумный мусульманоненавистник, любой идиот-антисемит может опубликовать свою тео­рию заговора в интернете. Философ Карл Поппер писал, что синдром заговора – постоянная характеристика цивилизаций: Троянская война началась с заговора богов (по Гомеру). Теории заговора позволяют нам уйти от ответственности. Социолог Георг Зиммель сказал, что сила большого секрета – в его пустоте, то есть самые лучшие заговоры – это те, которые никто не может опровергнуть.

Какова роль журналистов в раскрытии заговоров?

Журналисты обязаны делать все, чтобы приблизить конец царствия лжи и манипуляций. Наряду с сохранением критического взгляда на вещи и борьбой со стандартным мышлением это должно быть одним из их основных императивов.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp