Война на пять фронтов

Немецкий военный стратег XVIII века Карл фон Клаузевиц оправдывал войну как продолжение политики иными средствами и, как и древний китайский стратег Сунь-цзы, верил, что путь к миру лежит через подготовку к жестокому конфликту. На планете все неспокойнее: возобновилось военное противостояние на Украине, не прекращаются беспорядки на Ближнем Востоке, растет напряженность в Восточной Азии. Воззрения фон Клаузевица как никогда актуальны.


Войны традиционно ведутся за территорию. Но в понятие территории сегодня входят пять сфер: земля, воздух, море, космос и с недавних пор киберпространство. Угрозы, которые нависли над миром, лежат в этих плоскостях «пентавойны». Конкретные поводы, цели и зоны конфликтов должны будут в разной степени определяться пятью факторами: верой, клановостью, культурой, климатом и валютными отношениями. Эти факторы уже подогревают конфликты по всей планете.

Религия, или вера, – исторически один из самых распространенных мотивов войны, и XXI век не исключение. Взять, к примеру, стремительный рост влияния джихадистских групп, таких как «Исламское государство», которое продолжает захватывать территории в Ираке и Сирии, и «Боко Харам», причастную к серии бесчеловечных похищений, взрывов и убийств в Нигерии. В Мьянме и на юге Таи­ланда были ожесточенные столкновения буддистов и мусульман, а на Филиппинах схлестнулись католики и исламисты.

Второй фактор – клановость – обнаруживает себя в нарастающих этнических трениях в Европе, Турции, Индии и других регионах. Происходят они в числе прочего на почве миграции и конкуренции за рабочие места. Различные племена и этнические группы пытаются выделить себе территории в Африке, и проведенные колониальными державами искусственные границы становятся неустойчивыми. А конфликт на Украине пробуждает давнюю обиду в этнических русских, оставленных на втором плане после распада Советского Союза.

Третий потенциальный источник конфликтов – фундаментальные культурные различия, продиктованные уникальностью исторических путей и институциональных структур социумов. В Европе и США живет лишь восьмая часть мирового населения, но, несмотря на это, они уже долго пользуются экономическим превосходством (на их счету половина глобального ВВП) и непропорционально большим международным влиянием. Но поднимают голову новые титаны экономики. По мере этого они начнут все сильнее теснить Запад. Причем не только в борьбе за ресурсы и доли рынка – эти титаны будут стремиться интегрировать в мировой порядок собственные культурные идеи и системы взглядов.

Важную роль приобретет и борьба за ресурсы, разумеется. Особенно учитывая проявление последствий четвертого фактора – изменения климата. Многие страны и регионы уже испытывают с­ерьезные трудности с водой, и они только усугубятся, ведь изменение климата благоприятствует природным катастрофам и чрезвычайным погодным явлениям вроде засухи. Истощаются лесные и морские ресурсы, так что конфликты могут разгореться и из-за продовольствия.

Это прямо противоречит одной из идей глобализации: предполагалось, что доступность импортных продуктов и энергоресурсов позволит державам сконцентрироваться на своих сравнительных преимуществах. Если новые конфликты и конкурентное давление приведут, скажем, к экономическим санкциям или блокировке ключевых торговых путей, то мировая торговля балканизируется, и производимый глобализацией положительный эффект значительно ослабнет.

Более того, экономические распри часто сопровождаются общественными волнениями. Они могут расколоть государства на части, и эти части будут бороться друг с другом за ценности и ресурсы. В некотором смысле это уже происходит в Ираке и Сирии, которые дробятся по религиозному и этническому принципам.

Последний ключевой для мира риск связан с валютой. Глобальный экономический кризис подтолкнул центробанки развитых экономик к стимулирующей монетарной политике, и через границы развивающихся стран потекли широкие потоки капитала. Обстановка в этих странах серьезно дестабилизировалась, и начались разговоры о «валютных войнах».

Регуляторные и налоговые полномочия используются во внешнем пространстве (особенно Соединенными Штатами, которые обладают дополнительным преимуществом в виде возможности выпускать основную резервную валюту мира). И этот факт подтверждает: валюта может стать оружием. Америка, например, балканизировала глобальный банковский сектор, потребовав от зарубежных банков, работающих на ее территории, организовать дочерние компании, а от международных банков с клиринговыми счетами в долларах – вести бизнес в полном соответствии с ее налоговым законодательством, ее регуляторными нормами и в некоторой степени даже с ее внешней политикой (в частности, отказаться от торговых операций с «врагами» страны).

Недовольные американским лидерством ищут альтернативы. Для Америки проблема заключается в том, что недовольными выступают пять крупных развивающихся экономик, чьи совокупные ресурсы больше, чем у бреттон-вудских учреждений. И крайне маловероятно, что банк БРИКС будет проводить трансакции в американских долларах

Солидные штрафы за нарушение этих правил и особенно недавнее согласие BNP Paribas выплатить 8,9 млрд долларов уже заставляют европейские банки пересматривать расходы на соблюдение норм и требований и задумываться о рентабельности работы в США. А американские суды тем временем ввергли в очередной дефолт Аргентину.

Но, наверное, самый сильный сигнал посылается через целенаправленные санкции против участников нефтяной, финансовой, оборонной и технологической отраслей экономики России и против ее чиновников. Таким образом Соединенные Штаты и их союзники дают ясно понять всем, кто может быть не согласен с американской политикой: не используйте доллар и долларовые счета. Некоторые финансовые операции уже ушли в тень. Об этом говорит востребованность Bitcoin и других валют, находящихся вне досягаемости регуляторов из США.

Недовольные американским лидерством ищут альтернативы. Одни из последних результатов этого поиска – Новый банк развития и резерв валют для использования в чрезвычайных обстоятельствах, о формировании которых договорились страны БРИКС. Для Америки проблема заключается в том, что недовольными здесь выступают пять крупных развивающихся экономик, чьи совокупные ресурсы больше, чем у бреттон-вудских учреждений. И крайне маловероятно, что банк БРИКС будет проводить трансакции в американских долларах.

Вопрос не в том, будут ли США лидером, а в том, какую форму примет их лидерство, заявил недавно Барак Обама. Но вера, клановость, культура, климат и валютные отношения все дальше уводят планету от «американского» мирового порядка, и подобные заявления, вероятно, слишком оптимистичны. За кем идти в начинающейся войне на пять фронтов, никто, похоже, твердо не знает.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp