Во втором поколении

Будущее благополучие Китая ставят в зависимость от фондового рынка, внутреннего спроса и демографии. Все три проблемы сходятся и заостряются в феномене fuerdai – избалованных наследниках сверхбогатых бизнесменов Поднебесной.

У Ван Цзяньлиня не возникает вопроса, что оставить в наследство следующему поколению. Богатейший человек Китая, по оценке журнала Forbes, владеет состоянием в 24,2 млрд долларов. Ему принадлежит Dalian Wanda Group, бизнес-империя, контролирующая более 200 торговых центров, гипермаркетов и отелей класса люкс. Однако бизнесмен может столкнуться с проблемой, кому передать накопленное богатство.

На первый взгляд ситуация выглядит простой и ясной: у Ван Цзяньлиня есть единственный сын – 27-летний Ван Сыцун. Однако наследник – известный в Китае герой светских хроник, имеющий сомнительную репутацию. Относительно недавно он спровоцировал волну негодования, разместив в социальной сети фотографию своей собаки, на лапы которой были надеты две пары золотых часов AppleWatch. У многих, включая самого Ван Цзяньлиня, есть серьезные сомнения относительно того, сможет ли его сын когда-нибудь возглавить Dalian Wanda Group. В 2012 году бизнесмен заявил: если Ван Сыцун не сумеет заслужить доверие и уважение сотрудников его гигантской компании, то преемником он не станет.

Отпрыск миллиардера – типичный представитель поколения фуардай (fuerdai), чье поведение в Китае стало объектом острой критики.

Частное благосостояние в Китае

В результате экономических реформ, запущенных в конце 1970-х годов Дэн Сяопином, в Китае сформировался внушительный класс состоятельных людей. Согласно данным консалтинговой компании Capgemini, сегодня здесь проживает около 900 тыс. человек, которых можно причислить к категории HNWI, то есть имеющих более 1 млн долларов инвестируемых активов. В 2009 году их было только 470 тыс., то есть за последние пять лет количество миллионеров в КНР увеличилось практически в два раза. Их совокупное состояние оценивается в 4,5 трлн долларов. В сотню богатейших людей мира по версии Forbes входят шесть китайских бизнесменов. Причем такие предприниматели, как Джек Ма, находятся в авангарде digital-революции, преобразующей на наших глазах глобальную экономику. По прогнозам исследовательской компании Wealthinsight, к 2019 году HNWI-население Китая достигнет 2,2 млн человек, а их совокупное состояние составит около 10 трлн долларов.

Около 90% китайских миллиардеров можно причислить к категории self-made (данные Wealth-X). В обозримой перспективе этим людям придется столкнуться с неизбежным вопросом: как передать своим детям нажитое богатство? Однако, как и у Ван Цзяньлиня, готовность потенциальных преемников стать ответственными собственниками и руководителями бизнесов вызывает у многих родителей сомнение.

У многих, включая самого Ван Цзяньлиня, есть серьезные сомнения относительно того, сможет ли его сын когда-нибудь возглавить Dalian Wanda Group. В 2012 году бизнесмен заявил: если Ван Сыцун не сумеет заслужить доверие и уважение сотрудников его гигантской компании, то преемником он не станет. Отпрыск миллиардера – типичный представитель поколения фуардай, чье поведение в Китае стало объектом острой критики

Золотая молодежь

Детей китайских хайнетов и ультрахайнетов принято называть фуардай, что можно перевести как «богач во втором поколении». Термин имеет скорее негативную коннотацию: фуардай в общественном сознании прочно ассоциируются с гедонистическим образом жизни, ценностями потребительства, а также публичной демонстрацией неслыханной роскоши.

В интернете можно найти множество фотографий, на которых отпрыски китайских миллионеров и миллиардеров позируют на фоне дорогих машин, пачек банкнот и ювелирных украшений. Например, пару лет назад внимание интернет-пользователей привлекли фотографии 22-летней дочери одного крупного китайского предпринимателя, чьи основные активы сосредоточены в страховом бизнесе. На этих фотографиях девушка стоит в окружении топ-моделей, совершает шопинг в необычайно дорогих бутиках, садится на борт частного самолета и стоит за штурвалом яхты, которой бы позавидовали самые богатые и искушенные любители парусного спорта. Для более точного понимания ситуации можно вспомнить еще один сюжет. Весной 2013 года мировые СМИ облетели новости о том, что члены китайского клуба спортивных автомобилей, в который, по слухам, входят дети многих ведущих китайских бизнесменов и чиновников, были вовлечены в организацию закрытой вечеринки на яхте. По информации, просочившейся в газеты, вечеринка стала сосредоточием небывалой распущенности и вседозволенности.

Как отмечает эксперт Института исследований развивающихся рынков бизнес-школы СКОЛКОВО Елена Сушкова, ситуация усугуб­ляется еще и тем, что образ жизни, который ведут дети китайских хайнетов, противоречит официально декларируемой партийной линии. Кроме того, в КНР сегодня существует серьезная проблема социального неравенства (разрыв между богатыми и бедными, а также между прибрежными и центральными провинциями). Поэтому компартия опасается обострения социальных противоречий в бедных провинциях, где тема фуардай воспринимается особенно болезненно. Проблему нужно также рассматривать в более широком контексте антикоррупционной кампании, которая была запущена до прихода Си Цзиньпиня к власти.

Наконец, поведение и образ жизни китайской золотой молодежи приобретают дополнительный оттенок в свете проблематики передачи благосостояния: представители поколения фуардай – это, по сути, потенциальные преемники бизнесов. Несмотря на особую роль, которую играет государство в экономике Китая, 2/3 ВВП Китая производят частные компании: согласно официальной китайской статистике, в стране существует около 40 млн частных предприятий, на которые приходится 60% ВВП. При этом, как заявляют сами китайские власти, 85% частных компаний Китая контролируются семьями.

Ситуация под контролем

Ключевую роль в процессе передачи благосостояния и бизнеса играет профессиональная, интеллектуальная и духовно-эмоциональная подготовка преемников. Однако воспитание следующего поколения – внутренний, семейный вопрос. В Китае же, по всей видимости, формирование следующего поколения бизнес-лидеров становится задачей государственного масштаба.

Детей китайских хайнетов и ультрахайнетов принято называть фуардай, что можно перевести как «богач во втором поколении». Этот термин в общественном сознании прочно ассоциируется с гедонистическим образом жизни, ценностями потребительства, а также публичной демонстрацией неслыханной роскоши

В июне этого года было объявлено, что Рабочий отдел Единого фронта (орган центрального комитета компартии Китая, который в основном отвечает за связи с Тайванем и Гонконгом) наставит китайскую золотую молодежь на путь «патриотизма, новаторства, преданности идеям, законопослушания и порядочности». Примерно в это же время Си Цзиньпинь заявил на партийной встрече, что дети китайских владельцев капиталов должны отказаться от гедонистического образа жизни, подумать о происхождении их богатства, а также стать любящими родину, законопослушными и трудолюбивыми гражданами.

Через неделю после заявления государственные СМИ сообщили о проведении в провинции Фуцзянь серии тренингов для 70 отпрысков китайских миллиардеров. Задача этих мероприятий (организованных, по всей видимости, партией) – привить детям крупных бизнесменов традиционную китайскую культуру и чувство социальной ответственности. Примечательно, что за опоздания на занятия полагаются серьезные штрафы.

Выводы для соседей

Конечно, может показаться, что вторжение государства в такую деликатную сферу, как воспитание детей, – слишком радикальная мера. Но риторика китайских властей говорит о том, что подготовка следующего поколения владельцев капиталов и собственников бизнеса для официального Пекина становится прио­ритетной задачей. По всей вероятности, руководство КНР осознает, что от степени компетенции преемников будет во многом зависеть экономическая стабильность страны в долгосрочной перспективе.

Проблема преемственности актуализируется и для многих соседей Китая. Например, в России сегодня более 90% частных капиталов находятся в руках первого поколения, при этом в последние годы формируется явный тренд на передачу благосостояния преемникам.

Вовремя сфокусироваться на этой задаче важно хотя бы потому, что в противном случае понадобится срочное «хирургическое вмешательство» в виде мер, принимаемых на высоком правительственном уровне. Доктора всегда говорят: для того чтобы не довести дело до продолжительного и зачастую болезненного лечения, следует заниматься своевременной профилактикой. В данном случае речь идет об изучении лучших мировых практик по планированию преемственности и их адаптации к местным реалиям, а также о консультировании и информировании владельцев капиталов и членов их семей об эффективных способах передачи благосостояния следующим поколениям.

Руслан Юсуфов – старший аналитик Центра управления благосостоянием и филантропии.

Ильфат Гамилов – аналитик Центра управления благосостоянием и филантропии.



Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp