Ветер перемен

Width 250px shutterstock 185511743 fmt

Формирующаяся новая глобальная экономика все больше основана на энергии солнца и ветра. Сегодня мы наблюдаем неизбежный переход к возобновляемой энергетике по всему миру.

Перестройка глобальной энергетической системы уже идет полным ходом. На самом деле этот структурный сдвиг в направлении от глобальной экономики, основанной на использовании ископаемого топлива, в частности, угля и нефти, к новой парадигме получения дешевой чистой солнечной и ветровой энергии даже ускорился за последние пять лет. Например, с 2009 года два наиболее быстро растущих источника энергии – это солнечная энергия и энергия ветра (доля солнечной энергии растет в среднем почти на 60% в год, рост доли ветровой – около 25% в год).

Проблески этого роста можно заметить практически повсюду – начиная с Германии и Дании, в которых более четверти всей потреб­ляемой энергии получено из возобновляемых источников, и заканчивая Китаем, который становится одним из крупнейших производителей ветровой энергии, или Уругваем, получающим около 95% всей потребляемой электроэнергии из возобновляемых источников. Подобные примеры будут множиться и вызывать все более широкий резонанс.

Резкое уменьшение расходов

Существует несколько факторов, которые обусловливают подобный структурный сдвиг в сторону применения возобновляемых источников энергии. Во-первых, стоимость выработки ветровой и солнечной энергии резко снизилась. На самом деле, только за последние пять лет цены на солнечные батареи упали более чем на 80% (и более чем на 99% с 1980-х годов). Аналогичным образом расходы на использование энергии ветра также уменьшились более чем на 90%, с 0,55 доллара за кВт/ч до 0,05 доллара за кВт/ч. Столь значительные сокращения расходов стали основной движущей силой энергетического перехода.

Резкое сокращение расходов также стимулирует крупнейшие развивающиеся рынки – от Китая до Индии – широко инвестировать в производство ветровой и солнечной энергии.

Например, Китай и Индия ставят перед собой все более и более амбициозные задачи в области получения энергии из возобновляемых источников. Китай недавно увеличил свою первоначальную цель довести ее производство до 20 тыс. мегаватт (МВт) к 2020 году, и теперь планирует производить 70 тыс. МВт к 2017 году. Сходным образом Индия планирует увеличить показатели производства солнечной энергии с нынешних 22 тыс. до 100 тыс. МВт к 2022 году. Подобные примеры также показывают, что некоторые развивающиеся рынки, такие как Уругвай, могут напрямую перейти к экономике, основанной на получаемой из возобновляемых источников энергии, подобно тому как за последнее десятилетие многие перешли с использования кабельных телефонных линий сразу на мобильную связь.

Темпы энергетической эволюции будут ускоряться. Мы уже наблюдаем, как заявленные амбициозные цели в области возобновляемых источников энергии достигаются с опережением графика. А так как все больше работающих на угле электростанций закрываются, а их акции на бирже все больше теряют свою рыночную стоимость, вероятно, переломный момент для инвесторов наступит раньше, чем многие готовы признать

Более того, для 1,5 млрд человек, лишенных сегодня доступа к электроснабжению (преимущественно в Африке и в Индии), более низкие затраты и новые возможности солнечной энергетики впервые предоставляют возможность получить доступ к электроэнергии. Например, сегодня зачастую дешевле просто установить на крышу солнечные панели, нежели сооружать центральную электростанцию и инфраструктуру передающих сетей. Таким образом, значительное снижение затрат на производство солнечной энергии предлагает развивающимся странам – и особенно тем 1,5 млрд человек, которые не имеют доступа к электроэнергии, – большие возможности для получения доступа к чистой и эффективной электроэнергии.

Растущая поддержка

Второй важный фактор, обусловливающий переход на новую энергетику, – растущая поддержка политики энергетического перехода. В частности, в начале декабря более 1000 ведущих политических деятелей со всего мира выпустили в Париже совместную декларацию, предполагающую ясную приверженность реализации энергетического перехода. В декларации говорится: «Мы, нижеподписавшиеся, мэры, губернаторы, премьер-министры, а также прочие руководители местного уровня, принимаем коллективное обязательство поддерживать амбициозные долгосрочные цели в области улучшения климата, такие как переход к возобновляемым на 100% источникам энергии в рамках наших территориальных образований». Подобная политическая поддержка еще сильнее расширяет возможности для энергетического перехода.

И хотя правительства по всему миру продолжают выделять деньги на развитие производства энергии из ископаемых источников в размере до 600 млрд долларов ежегодно (что в пять раз превышает суммы, выделяемые на развитие энергетики из возобновляемых источников), поддержка возобновляемой энергетики постоянно увеличивается. К примеру, только за последние 18 месяцев более 70 стран установили льготные тарифы для поощрения инвестиций в возобновляемые источники энергии; в то же время 38 стран ввели новые инвестиционные налоговые кредиты для предприятий, использующих энергию из возобновляемых источников, направленные на поддержку инноваций в этом секторе.

Более того, свыше 40 стран либо уже внедрили, либо планируют принять национальные механизмы по выплатам за выбросы углекислого газа в атмосферу. И когда Китай примет запланированную программу ограничений и торговли квотами на выбросы диоксида углерода в 2016 году, более четверти выбросов углекислого газа на планете будет осуществляться в новом режиме выплат за выбросы, нацеленном на ограничение добычи и сжигания ископаемых видов топлива. Это сделает возобновляемые источники энергии экономически более привлекательными и конкурентоспособными.

Меняя фокус

Третий фактор энергетического перехода – набирающая обороты кампания по ликвидации активов (дивестиции) в области, связанной с ископаемыми энергоносителями. В самом деле, в преддверии переговоров по климату в Париже в декабре более 500 институций, имеющих более 3,4 трлн долларов по всему миру в активах, связанных с применением ископаемых видов топлива, обязались провести дивестиции в той или иной форме. Например, крупнейшая мировая страховая компания Allianz объявила, что будет дивестировать из компаний, получающих более 30% своих доходов от использования угля, и в то же время увеличит инвестиции в использование энергии ветра.

Для многих инвесторов опасения, что «декарбонизация» может оставить крупнейшие компании с огромными объемами уцененных активов (так называемые несгораемые резервы), добавились к общей озабоченности тем, что лучшие дни для инвесторов, вкладывающих деньги в нефть, газ и уголь, возможно, уже прошли. Подобное беспокойство может породить самовоспроизводящий эффект в отрасли, особенно если дивестирующие участники рынка усиливают давление на своих фидуциариев (доверенных лиц), таких как пенсионные фонды и фонды целевого финансирования, с  целью сократить свои потери в секторе, который уже потерял 30% стоимости за последние 22 месяца.

Более того, масла в огонь подливает растущее число специальных исследований. В недавнем докладе Кембриджского университета подробно описан риск материальных потерь от изменений климата для инвестиционных портфелей и сделан вывод, что «краткосрочные сдвиги в настроениях рынка, вызванные осознанием будущих климатических рисков, могут привести к экономическим потрясениям и потерям до 45% стоимости портфеля ценных бумаг». В течение последнего года многие портфельные инвесторы уже ощутили практические последствия этих академических изысканий. Например, в Калифорнии пенсионный фонд CalPERS в этом году потерял более 5 млрд долларов на своих активах в области ископаемого топлива. Теперь многие критикуют его за эти неприемлемые издержки, ставшие расплатой за то, что дивестиции не были проведены ранее.

Для 1,5 млрд человек, лишенных сегодня доступа к электроснабжению (преимущественно в Африке и в Индии), более низкие затраты и новые возможности солнечной энергетики впервые предоставляют возможность получить доступ к электроэнергии. Например, сегодня зачастую дешевле просто установить на крышу солнечные панели, нежели сооружать центральную электростанцию и инфраструктуру передающих сетей

Однако роль инвесторов в обеспечении условий для энергетического перехода отнюдь не ограничивается дивестициями. Уоррен Баффет вложил 2,5 млрд долларов в проект компании Solar Star под названием «579 МВт», один из крупнейших мировых проектов в области фотоэлектрических систем. Кроме того, Билл Гейтс, самый богатый человек в мире, недавно возглавил группу международных благотворителей – Коалицию новой энергии, – намереваясь инвестировать миллиарды долларов в производство чистой энергии через фонд, который будет основан в 2016 году. В международную коалицию инвесторов также входят такие крупные предприниматели и инвесторы, как Джордж Сорос, основатель Alibaba Джек Ма, основатель Facebook Марк Цукерберг, основатель Virgin Group Ричард Брэнсон, основатель Amazon Джефф Безос и богатейший человек Африки Алико Данготе. Эти имена свидетельствуют, что в мире много «умных» денег, способных продвигать энергетический переход.

Повышение локализации

Четвертый фактор, определяющий энергетический переход, – возможность добиться энергетической независимости, или локализация энергетического хозяйства. В самом деле, стремление снизить зависимость от нескольких стран, производящих и контролирующих большую часть потребляемой в мире энергии, также стало мощным стимулом в поддержку возобновляемых источников энергии, и в особенности солнечной. Таким образом, вместо того чтобы передавать потребляемую нами энергию с противоположного конца света, можно просто установить на крыше солнечные панели, которые позволят домовладельцам локализовать весь энергетический цикл, тем самым дав им возможность стать более независимыми от коммунальных служб.

Вместо того чтобы добираться к нам через полмира, потребляемая нами энергия будет вырабатываться на крышах домов прямо над нашими головами. На смену ситуации, когда небольшое число стран производит и контролирует большую часть мировой энергии, придет возможность, открывающаяся перед каждым человеком, у которого на крыше установлена солнечная панель, участвовать в производстве и распределении энергии, полученной из собственного источника. В Германии уже имеется более 1,4 млн фотоэлектрических систем, в США их число достигло 675 тыс.; это означает, что локализация энергетического хозяйства уже идет полным ходом.

А для развивающихся рынков, где 1,5 млрд человек не имеют доступа к распределительным энергетическим сетям, это означает, что многочисленным потребителям больше не нужно ждать, пока правительство решит построить крупные электростанции и обеспечит доступ к распределительным сетям. Люди сами могут начать создавать собственные микросети, несравнимо более доступные, чем централизованные сети. На самом деле за последний год развивающиеся страны инвестировали рекордные 13 млрд долларов в домашние системы потребления солнечной энергии. Это служит ясным сигналом усиливающегося тренда на локализацию солнечной энергетики непосредственно в местах, где она вырабатывается.

Быстрое распространение домашних систем использования солнечной энергии также оказывает негативный эффект на традиционно безопасные и стабильные бизнес-модели большинства коммунальных предприятий. Это происходит потому, что люди, имеющие дома системы использования солнечной энергии, покупают меньше электроэнергии у коммунальных предприятий, стремясь уменьшить свои расходы на энергоснабжение. Коммунальные предприятия обычно реагирует на подобное повышением тарифов, что, в свою очередь, еще сильнее стимулирует людей переходить на использование солнечной энергии. Этот самовоспроизводящийся цикл еще более ускоряет энергетический переход.

Наступление на ископаемое топливо

Наконец, завершающим среди факторов, определяющих энергетический переход, становится растущее недовольство в гражданском обществе сжиганием ископаемого топлива. Многие люди сегодня понимают, что изменения климата и роль в них выбросов углекислого газа более невозможно игнорировать. В самом деле, по данным NASA, 2015 год, без сомнения, станет самым жарким начиная с 1880-го, когда NASA начало свои наблюдения. Таким образом, будет побит рекорд, установленный ранее в 2014 году. Последствия повышения температуры включают повышение уровня моря, увеличение числа засух, острый дефицит воды, вынужденные переселения, вымирание – все это уже обходится миру в млрд долларов. Поэтому люди по всему миру больше не могут оставаться безучастными.

В стране, лидирующей в мире по объему выбросов парниковых газов, – в Китае – гражданское общество также начинает активизировать усилия по ограничению загрязнения воздуха. Самый пророческий пример – это документальный фильм журналистки Чай Цзин «Под куполом». В нем объективные научные данные соседствуют с личной историей г-жи Цзин, матери, которая пытается защитить свою дочь от токсичного загрязнения воздуха в Пекине. За первую неделю после его выхода картину посмотрели более 200 млн раз – он затронул
больной нерв китайского гражданского общества, сделав очевидной общую озабоченность людей поиском более чистых моделей экономического роста.

На смену ситуации, когда небольшое число стран производит и контролирует большую часть мировой энергии, придет возможность, открывающаяся перед каждым человеком, у которого на крыше установлена солнечная панель, участвовать в производстве и распределении энергии, полученной из собственного источника. Для развивающихся рынков, где 1,5 млрд человек не имеют доступа к распределительным энергетическим сетям, это означает, что многочисленным потребителям больше не нужно ждать, пока правительство решит построить крупные электростанции и обеспечит доступ к распределительным сетям

Новая энергетическая эволюция

Таким образом, движение к экономике, основанной на новой энергии, уже началось – и пять упомянутых выше факторов постоянно его ускоряют. В то же время потребление традиционных ископаемых видов топлива падает. Например, потребление угля в Китае в 2014 году упало впервые за последние 16 лет. Кроме того, потребление угля в США также упало на 21% с 2007 года в связи с закрытием более трети электростанций, работающих на угле.

Эта новая эволюция энергии создает почву для стабилизации вредного воздействия на климат, оказанного во многом из-за повсеместного сжигания ископаемых видов топлива в XX веке. Заглядывая в будущее, можно уверенно предположить, что темпы этой энергетической эволюции будут ускоряться, что изменит облик энергетической отрасли в глобальном масштабе. На самом деле мы уже наблюдаем, как заявленные амбициозные цели в области возобновляемых источников энергии достигаются с опережением графика. А так как все больше работающих на угле электростанций закрываются, а их акции на бирже все больше теряют свою рыночную стоимость, вероятно, переломный момент для инвесторов наступит раньше, чем многие готовы признать.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp