Вечеринка закончена

Энтузиазм развивающихся стран в 2013 году испарился, и не только потому, что ФРС США запланировала сокращение своих масштабных скупок активов. Цены на акции и облигации развивающихся рынков в течение года снизились, и их экономический рост замедляется. Чтобы понять, почему так происходит, полезно разобраться, как мы здесь оказались.

В период между 2003 и 2011 годом выраженный в долларах США ВВП в текущих ценах вырос на суммарные 35% в Соединенных Штатах и на 32, 36, и 49% – в Великобритании, Японии и Германии соответственно. В тот же период номинальный ВВП, также выраженный в долларах, вырос на 348% – в Бразилии, 346% – в Китае, 331% – в России и 203% – в Индии.

Бум зафиксирован не только в странах БРИК. Объем производства Казахстана подпрыгнул более чем на 500%. А в Индонезии, Нигерии, Эфиопии, Руанде, на Украине, в Чили, Колумбии, Румынии и во Вьетнаме – более чем на 200%. Это означает, что средний объем продаж компаний по производству напитков, китайских производителей мотоциклов, супермаркетов и универмагов, телекоммуникационных компаний, компьютерных магазинов увеличился в сопоставимых масштабах. Бизнес движется туда, где долларовые продажи на подъеме, а управля­ющие активами вкладывают деньги там, где рост ВВП, выраженный в долларах, оказывается самым быстрым.

Некоторые могут пытаться интерпретировать эту удивительную производительность стран с формирующейся рыночной экономикой как следствие роста объемов выпуска реальной продукции, производимой их экономиками. Однако в большинстве своем такое предположение не имеет под собой основания. Рассмотрим Бразилию. Только 11% обгоняющего Китай рос­та ее номинального ВВП в период между 2003 и 2011 годом были связаны с реальным (с поправкой на инфляцию) производством. Остальные 89% стали результатом 222-процентного роста цен в долларах, произошедшего в тот период, когда цены в национальной валюте поднимались быстрее цен в США и обменный курс повышался. Часть этого роста объяснялась увеличением цен на экспортные товары Бразилии.

С Россией, в принципе, происходило то же самое. Реальный рост объемов производства объясняет только 12,5% прироста выраженного в долларах номинального ВВП за 2003–2011 годы. Остальное связано с динамикой стоимости нефти (что улучшило показатель условий торговли на 125%), а также с реальным укреплением рубля по отношению к доллару на 56%.

Реальный рост Китая был в три раза выше, чем у Бразилии и России, однако его условия внешней торговли ухудшились на 26%, поскольку идущая на экспорт продукция обрабатывающей промышленности стала дешевле, в то время как импортируемые товары подорожали. В целом доля реального, выраженного в долларах США роста номинального ВВП развивающихся стран составила 20%.

Три явления, которые повышают номинальный ВВП – рост реального объема производства, повышение относительных цен на экспорт и рост реального курса валют, – не работают независимо друг от друга. Как правило, в быстрорастущих странах реальный обменный курс их валют повышается – это называется эффектом Балассы – Самуэльсона. Страны с улучшающимися условиями внешней торговли также, как правило, начинают развиваться быстрее, за чем неизбежно следует рост реального курса валют, поскольку внутренние расходы их увеличенных экспортных поступлений расширяют экономику и увеличивают долларовую массу (что делает сам доллар дешевле).

Для большинства стран развивающегося мира номинальный рост ВВП в период с 2003 по 2011 год был вызван улучшениями условий внешней торговли, притоками капитала и укреплением реального курса валют. Но та же динамика, которая завышала рост ВВП в долларовом выражении в хорошие годы, теперь будет работать в противоположном направлении: стабильные или сниженные цены на экспорт уменьшат реальный рост и вынудят валюты этих стран стабилизироваться или даже ослабеть в реальном выражении. Поэтому неудивительно, что вечеринка закончилась

Реальный обменный курс также может расти из-за увеличения притока капитала, которое отражает энтузиазм иностранных инвесторов относительно перспектив страны. Например, в период с 2003 по 2011 год приток валюты в Турцию вырос почти на 8% ВВП, что частично объясняет 70-процентное увеличение цен в долларах. Реальный рост также может быть вызван непоследовательной макроэкономической политикой, которая поставила страну в опасное положение, как это произошло в Аргентине и Венесуэле.

Различие между этими в корне отличными, но взаимосвязанными явлениями важно, поскольку некоторые из них явно неустойчивы. Иными словами, улучшение условий внешней торговли и притоки капитала – явления не перманентные: они либо стабилизируются, либо со временем меняют свое направление.

Действительно, изменение условий внешней торговли – как правило, недолгосрочный тренд, имеющий склонность к возврату к среднему значению. Цены на нефть, металлы и продовольствие значительно выросли начиная с 2003 года и достигли своего исторического максимума в период между 2008 и 2011 годами, и теперь никто не ожидает такого же роста цен в будущем. Спор идет о том, будут ли они оставаться на прежнем уровне или же пойдут на спад, что уже произошло с ценами на продукты питания, металлы и уголь.

То же самое можно сказать и про приток капитала, а также про то давление в направлении повышения, которое он оказывает на реальный обменный курс. В конце концов, иностранные инвесторы вкладывают свои деньги в страну, поскольку ожидают, что в будущем смогут получить еще больше денег, а когда это происходит, рост, как правило, замедляется, если не обрушивается, как это случилось с Испанией, Порту­галией, Грецией и Ирландией.

В некоторых странах, таких как Китай, Таиланд, Южная Корея или Вьетнам, номинальный рост ВВП в значительной степени был обусловлен реальным ростом. Более того, согласно готовящемуся к публикации в Гарварде «Атласу экономической сложности», эти экономики стали производить куда менее простые продукты, что свидетельствует об их устойчивом росте. Ангола, Эфиопия, Гана и Нигерия также пережили реальный рост, но рост их номинального ВВП был в значительной степени усилен улучшением условий внешней торговли и ростом реального обменного курса.

Таким образом, для большинства стран развивающегося мира номинальный рост ВВП в период с 2003 по 2011 год был вызван улучшениями условий внешней торговли, притоками капитала и укреплением реального курса валют. Но та же динамика, которая завышала рост ВВП в долларовом выражении в хорошие годы, теперь будет работать в противоположном направлении: стабильные или сниженные цены на экспорт уменьшат реальный рост и вынудят валюты этих стран стабилизироваться или даже ослабеть в реальном выражении. Поэтому неудивительно, что вечеринка закончилась.

Рикардо Хаусманн – бывший министр планирования Венесуэлы, бывший главный экономист Межамериканского банка развития, профессор экономики Гарвардского университета, глава гарвардского Центра международного развития.


Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp