Успеть сманеврировать

Несмотря на ожидаемый негативный эффект от падения цен на нефть для роста российского ВВП, экономика страны может извлечь выгоды из сложившейся ситуации и даже оздоровиться.

Россия имеет систему налогообложения, которая лишает эффективности многие сектора экономики. Наличие экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты делает внутреннюю цену на нее значительно ниже мировой. Точнее, она равна мировой за вычетом экспортной пошлины (что при 100 долларах за баррель составляло примерно половину от мировой цены). Конечно, на выходе стоимость бензина получается значительно ниже, чем в Европе, где производители закупают сырье по мировым ценам. Это снижает стимулы российских нефтеперерабатывающих компаний к значительным долгосрочным инвестициям, направленным на повышение эффективности производства. Сейчас глубина нефтепереработки в среднем составляет в России 71%, в то время как в Европе и США варьируется в пределах 90–95%. В итоге российская нефтепереработка уже более 20 лет создает отрицательную добавленную стоимость в мировых ценах.

При 100 долларах за баррель отмена экспортной пошлины привела бы к увеличению внутренней цены нефти примерно вдвое. Безналоговая стоимость топлива, если не брать в расчет возможную конкуренцию с импортными производителями, могла бы при этом вырасти вплоть до 70%. Разумеется, такой шаг политически непопулярен. Но сегодня, когда стоимость черного золота упала, сократился и разрыв между мировой и внутренней ценой нефти, а значит, и удорожание нефтепродуктов должно быть не столь существенным. По крайней мере, возможностей для этого не так много. Поэтому отмена экспортной пошлины в период низких цен менее рискованна в политическом плане.

При отказе от пошлины в бюджете появятся выбывшие доходы, которые разумно компенсировать за счет увеличения НДПИ. Представители нефтяных компаний выражают беспокойство, связанное с недополучением, по их словам, и без того незначительной прибыли. Однако даже если абстрагироваться от вертикальной интегрированности большинства из них, переложение налогов с нефтепереработки на нефтедобычу при выросшей цене нефти можно провести достаточно безболезненно как для отрасли, так и для ВВП в целом. Разумеется, требуется определенное время на более точную подстройку налогов (которые, в свою очередь, зависят от цен на нефть), но при 60 долларах за баррель такая подстройка уже не обойдется слишком дорого. Это означает, что период низких неф­тяных цен очень удобен для налогового маневра, как называют в правительстве перенесение бюджетных доходов с экспортной пошлины на НДПИ.


При 100 долларах за баррель отмена экспортной пошлины привела бы к увеличению внутренней цены нефти примерно вдвое. Безналоговая цена топлива, если не брать в расчет возможную конкуренцию с импортными производителями, могла бы при этом вырасти вплоть до 70%

Противники реформы больше всего опасаются негативного при прочих равных вли­яния на ВВП, которое может произойти через канал роста издержек производства. Тем не менее при проведении такого маневра можно достичь весьма умеренного удорожания нефтепродуктов. При значительном росте цен на российский рынок начнут выходить европейские игроки, что окажет давление на политику внутренних производителей. Это, во-первых, вынудит последних увеличить эффективность нефтепереработки за счет долгосрочных инвестиций. Во-вторых, давление будет оказываться также и на уровень монополистической власти производителей, что позволит увеличить конкуренцию и снизить маржу компаний. Сейчас она составляет в России примерно 30%, в то время как в Европе эта цифра колеблется в районе 15%. Согласно расчетам, произведенным в Институте Гайдара и РАНХиГС в рамках сценария повышения эффективности производства нефтепродуктов и роста конкуренции, налоговый маневр может оздоровить экономику и даже оказать некоторый положительный эффект на уровень выпуска при росте цен на бензин на 15%. Сценарий становится вполне реалистичным, если отвести на проведение маневра несколько лет и обеспечить честную конкуренцию российских и зарубежных производителей.

Высокая нефтяная выручка отнюдь не залог реального экономического роста в будущем. Именно попытка добиться большей эффективности и честной конкуренции в произ­водственных секторах, попытка слезть с сырьевой иглы и начать экспортировать добавленную стоимость – залог диверсификации экономики и ускорения конвергенции с ведущими мировыми державами. Прекращение субсидирования неэффективности – первый шаг к достижению таких целей.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp