Трудолюбивая культура

Чтобы найти ключ к пониманию экономического чуда Китая, нужно проникнуть в китайскую семью. Профессора Шаоминь Ли и Сын Хо «Сэм» Пак рассказывают о китайских матерях, детях и прочих аспектах крупнейшей в мире истории успеха.

Загадка Китайского чуда

На протяжении около тридцати лет Китай демонстрировал высокие – примерно 10% ежегодно – темпы экономического рос­та, являя экономическое чудо, с чем мало кто станет спорить. Однако в вопросе о том, что именно способствовало этому чуду, существуют большие разногласия. Общепризнанная точка зрения такова: экономические институциональные изменения, начавшиеся после смерти Мао в 1976 году, послужили главной причиной феноменальных экономических показателей Китая. Хотя реформы или институциональные изменения действительно сыграли важную роль в экономическом росте Китая, мы должны признать, что качество институтов само по себе не может объяснить высокие экономические показатели в Китае.

Как видно из таблицы , качество институтов Китая схоже с качеством институтов некоторых других государств (например, стран со сравнимым уровнем дохода), и изменение качества институтов также аналогично изменениям качества институтов таких стран. При этом повышение производительности труда в Китае в 5 раз выше, чем у остальных.

Более того, у экономических институтов Китая есть некоторые особенности, не слишком благоприятные для роста: огромное количество государственных служащих, существующих за счет налогоплательщиков и не обладающих высокой производительностью; государственные предприятия, составляющие большую долю в экономике и пользующиеся государственной защитой; слабая защита прав собственности и множество ограничений для частного бизнеса. Как мог Китай достичь большого экономического роста в такой институциональной среде? В сотрудничестве с Ernst & Young мы провели исследование, чтобы найти ответ на этот вопрос.

Недостающий член в уравнении

Есть один фактор, способный помочь в объяснении экономического чуда, но который отсутствует в большей части научных исследований по этой теме. Это культура. Можно сказать, что китайцы сегодня обладают самой подходящей для экономического роста культурой по политическим, экономическим и историческим причинам. С исторической точки зрения конфуцианская культура бережливости, трудолюбия и уважения к семье способствует экономической эффективности и производительности. С точки зрения политики авторитарная система сформировала весьма послушное и уважающее власть население, которое можно эффективно использовать для низко­квалифицированных работ, таких как сборочное производство. С экономической точки зрения десятилетия бедности под руководством Мао Цзэдуна (1949–1976) сделали людей чрезвычайно мотивированными на упорный труд и заработок денег. Слабое верховенство закона породило основанную на связях культуру, которая поощряет людей обходить законы и добиваться целей, используя такие связи. Все эти культурные черты и позволили в итоге экономике Китая расти столь быстрыми темпами.

То, что китайская культура способствует высокой производительности и эффективности, широко обсуждается и оспаривается. И что интересно, подобная дискуссия была даже распространена за пределы китайской культуры. В 2011 году Эми Чуа написала на эту тему вызвавшую противоречивые отклики книгу под названием «Боевой клич матери-тигрицы» (Нью-Йорк: Penguin Press, 2011), где она раскрывает секреты китайской матери, которая успешно сформировала высокопроизводительных детей. «Многие задаются вопросом, как китайские родители воспитывают таких шаблонно успешных детей... и смогут ли они сделать то же самое, – начинает свою книгу Чуа. – Я могу рассказать им, потому что я сделала это». И затем она перечисляет то, что ее дочерям «никогда не разрешалось»: «Ходить на вечеринки с ночевкой; заводить дружков; участвовать в школьных спектаклях; жаловаться на то, что нельзя участвовать в школьных спектаклях; смотреть телевизор или играть в компьютерные игры; самостоятельно выбирать себе факультативные занятия; получать оценки ниже пятерки; не быть “учеником номер 1” в каком-либо предмете, кроме физкультуры и драмы...»


На протяжении всей книги мать-тигрица показывает, насколько последовательна она была в соблюдении этих правил любой ценой, чтобы довести своих двух дочерей до совершенства. Сама Чуа также представляет собой результат такого высокотребовательного воспитания: она училась в Гарварде и стала профессором права в Йельском университете. Обе ее дочери – отличницы средней школы, а одна из них была принята в Гарвард и Йель после опубликования книги.

Для тех родителей, которые хотят повторить ее путь, она приводит целый ряд советов: родители знают, что для детей лучше, так что будьте авторитарны; планируйте наперед, дети могут ненавидеть вас сегодня, но в будущем они станут состоятельными и будут вам благодарны.

Именно в этом, по мнению Чуа, отцы и матери западных стран потерпели неудачу: «Западные родители стараются уважать индивидуальность своих детей, поощряя их развивать свои увлечения, поддерживая их выбор и обеспечивая позитивный настрой и благоприятную окружающую среду. Китайцы, напротив, считают, что лучший способ защитить своих детей – это готовить их к будущему, показывая им то, на что они способны, и вооружая их знаниями, навыками труда и внутренней уверенностью, которую никто и никогда не сможет сломить».

Культурный индекс

Любопытно, что те же приемы, которые Чуа позиционировала как секреты успеха китайских матерей в воспитании детей, использовались и в других культурах, что мы анализировали при исследовании культуры и производства свыше сорока развивающихся стран.

Мы выделили три группы культурных факторов, которые существенно влияют на производительность труда в развивающихся странах (например, в странах с доходом ниже 10 тыс. долларов на душу населения). К первой группе относятся культурные факторы, связанные с экономикой, включая восприятие людьми собственного финансового положения, их отношение к неравенству доходов и налогам. Мы обнаружили, что люди, которые не удовлетворены своим финансовым положением, как правило, строят планы на более длительный срок и готовы взять на себя больший риск, а это, в свою очередь, помогает повысить производительность труда. Мы также обнаружили, что в странах с высоким ростом производительности труда люди с большей толерантностью относятся к неравенству и не любят налоги.


Вторая группа – это факторы, связанные с отношением к власти и свободе. Мы обнаружили, что росту производительности труда способствуют три культурных феномена: культура, которая принимает и ожидает большей дистанции власти (например, менее влиятельные люди готовы принять тот факт, что власть не распределяется поровну); культура, в которой люди, считающие себя недостаточно свободными, оказываются, как правило, более продуктивными; социальная установка, при которой люди предпочитают стабильность и обеспечение общественной безопасности со стороны правительства нерегулируемому обществу, где население само несет ответственность за свои действия. В целом культура стран с высоким ростом производительности склонна быть более авторитарной и менее свободной.

Политика, способствующая формированию послушной и дисциплинированной рабочей силы (осо¬бенно в наименее развитых странах), может помочь увеличить рост производительности труда

И, наконец, третья группа факторов – это семейные ценности. Семья – ключевой элемент общества и первичная организация, в ней человек воспитывается и социализируется – играет наиболее значимую роль в формировании культуры человека. Это самый важный механизм, с его помощью культура передается из поколения в поколение. Если семья неполная, это отрицательно сказывается на привитии детям установленной в обществе культуры.

Мы рассмотрели три фактора, связанных с семейными ценностями, – своего рода отстраненный взгляд на счастливую семью. Страны с высоким ростом производительности труда склонны осуждать нетрадиционные семьи, придерживаясь мнения, что «ребенок должен расти и с отцом, и с матерью, чтобы стать счастливым» («Всемирное исследование ценностей»). Эти культуры также не одобряют матерей-одиночек, сознательно выбравших такой образ жизни. Статистически в таких странах меньше разводов/разлук. В целом страны с высоким ростом производительности труда, как правило, имеют более стабильные традиционные семейные ценности и большее количество полных семей.

Объединив три группы факторов, мы создали единый культурный индекс, отражающий, как мы полагаем, наиболее важные элементы культуры, которая стимулирует людей на упорный труд и продуктивность. Как видно из графика «Значение культурного индекса» существует сильная взаимосвязь между культурным индексом и ростом производительности: чем выше культурный индекс, тем выше рост производительности.

Конечно, мы должны отметить, что все страны со значительно увеличившей производительность культурой, достигшие высоких показателей экономического роста, осуществили экономические реформы. Без рыночных реформ одна только увеличива­ющая производительность культура не поможет достичь высокого экономического роста. Иными словами, экономическая реформа или экономические институциональные изменения – это необходимое условие для получения культурных дивидендов. Оба фактора должны взаимодействовать, чтобы принести стране процветание.

Существует тесная связь между высоким ростом производительности труда, с одной стороны, и низким уровнем разводов и стойким убеждением, что в счастливой семье должны быть и отец и мать, с другой

Также, как показало наше исследование, пока экономические реформы и культура способствуют росту производительности труда, культура оказывает более продолжительный эффект на рост производительности, чем экономические реформы. В частности, положительное влияние экономических реформ на рост производительности исчезает уже на том этапе, когда среднегодовой доход на душу населения падает до относительно низкого уровня в 5000–1000 долларов, в то время как положительный эффект от культуры не сойдет на нет до тех пор, пока доход не достигнет гораздо более высокого уровня – примерно от 15 до 60 тыс. долларов в год на душу населения.

Эффект культурной революции

Какие выводы из этого исследования можно сделать с точки зрения государственной политики?

Государство часто волей-неволей влияет на культуру, которая, в свою очередь, оказывает воздействие на рост производительности труда. Вот некоторые вещи, которые может сделать правительство (или которых оно должно избегать), чтобы стимулировать культуру, способствующую большему росту производительности.

Во-первых, мы выяснили, что с высоким рос­том производительности труда связан целый ряд имеющих отношение к экономике факторов: это неудовлетворенность населения своим финансовым положением; его убежденность в том, что разница доходов стимулирует людей на упорный труд; а также готовность идти на риск. Из этого можно сделать несколько выводов для экономической политики. Например, высокие налоги и высокое социальное обеспечение, направленные на сокращение неравенства доходов, не помогают образованию высокопроизводительной культуры. Правительства должны установить принципы экономической политики, которые поощряют риск, предпринимательское поведение, делают открытие бизнеса более доступным (упрощая этот процесс и внедряя автоматическую систему регистрации предприятия). Суть вышеизложенного заключается в том, что правительства не обязаны поднимать уровень заработной платы в регионах с низкой производительностью труда, так как это не коснется источника низкой производительности, а, наоборот, может усугубить проблему путем развития культуры, в которой человек уверен, что ему все что-то должны, что препятствует росту производительности труда.

Во-вторых, наш вывод о связи отношения к власти и свободе с ростом производительности труда показывает, что существует положительная корреляция между авторитарной культурной средой и повышением производительности труда в развивающихся странах (с уровнем дохода менее чем 10 тыс. долларов). Это значит, что в странах с низким уровнем дохода и менее развитыми растущими рынками правительства должны проводить политику, помагающую формированию культуры, которая благоприятно влияет на рост производительности труда. Образовательная политика должна позволить школе иметь больше власти над студентами в отношении учебы и дисциплины. А осуществление политики, способствующей формированию послушной и дисциплинированной рабочей силы (особенно в наименее развитых странах), может помочь увеличить рост производительности труда. Эта политика работает лучше в сочетании с экономическими реформами, направленными на установление свободного рынка и верховенства закона.


В-третьих, мы выяснили, что семья играет важную роль в образовании высокопроизводительной культуры. Существует тесная связь между высоким ростом производительности и низким уровнем разводов, стойким неодоб­рением со стороны общества матерей-одиночек, осознанно выбирающих такой образ жизни, и убеждением, что в счастливой семье должны быть и отец, и мать.

Хотя мы не намерены участвовать в моральной дискуссии о сравнении традиционных семейных ценностей с альтернативным образом жизни, наше исследование показывает, что политика правительств менее развитых стран с растущей экономикой, которая прямо или косвенно поощряет традиционные семейные ценности, будет способствовать росту производительности труда. Правительства не должны устанавливать курс, который прямо или косвенно поощряет подростковую беременность (это часто заканчивается тем, что ребенок остается жить один с матерью), способствует рождению детей вне брака, а также содействует или даже поощряет разрушение семей.

Западные родители стараются уважать индивидуальность своих детей. Китайцы, напротив, считают, что лучший способ защитить своих детей – это готовить их к будущему, показывая им то, на что они способны, и вооружая их знаниями и внутренней уверенностью, которую никто и никогда не сможет сломить

Сегодня мир все еще медленно восстанавливается после одного из крупнейших в современной истории экономических спадов, и все страны ищут политические инструменты для того, чтобы оживить свои экономические системы. Наше исследование может помочь в этом, изучая роль культуры в экономическом росте и выявляя определенные культурные факторы, наиболее способствующие росту производительности. Основной же вывод нашего исследования состоит в том, что социальные институты, включая правительства, фирмы, школы и семьи, могут активно помочь образованию таких благоприятных для роста производительности труда культур. Мы убеждены, что эта работа необходима и окажет влияние на глобальное восстановление, а особенно на экономики развивающихся стран, которые, как надеется весь мир, станут двигателем роста в ближайшие десятилетия.

Авторы благодарят компанию Ernst & Young за поддержку при проведении данного исследования.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp