Строительная безответственность

Width 250px shawcor final fmt

Из-за коррупции и бесхозяйственности мировой строительный комплекс к 2030 году будет терять около 6 трлн долларов. У этого есть четко определенные причины, но также существует и механизм, позволяющий бороться с коррупцией и неэффективностью при создании столь важных для любой экономики инфраструктурных объектов.

Ожидается, что мировой строительный сектор вырастет на 8 трлн долларов и к 2030 году достигнет ежегодных 17,5 трлн. Общую сумму потерь вследствие коррупции трудно назвать точно, однако по оценкам, она, как правило, составляет от 10 до 30%. Опыт «Инициативы по обеспечению прозрачности в строительном комплексе» показывает, что схожая сумма теряется из-за бесхозяйственности и неэффективности. Это означает, что если не будут внедрены эффективные меры по улучшению ситуации, то к 2030 году отрасль начнет ежегодно терять около 6 трлн долларов в результате коррупции, бесхозяйственности и низкой производительности.

Потери такого масштаба недопустимы ни в одной отрасли, но потери инвестиций в инфраструктуру особенно болезненны, потому что инфраструктура – основа практически каждого аспекта экономического роста и развития. Она жизненно важный компонент решения наиболее актуальных глобальных проблем, стоящих перед нами, в том числе ликвидации нищеты, обеспечения продовольственной бе­зопасности, восстановления мировой экономики и борьбы с последствиями изменения климата. Проще говоря, если мы в скором времени не повысим эффективность инвестиций в инфраструктуру, то усилия по решению масштабных глобальных проблем нашей эпохи вряд ли увенчаются успехом.

Причины коррупции

Почему строительный комплекс настолько коррумпирован? Нил Стэнсбери из Антикоррупционного центра глобальной инфраструктуры определил 13 факторов, это объясняющих. Выделим пять наиболее значимых:

1. Уникальность. Не бывает двух одинаковых строительных проектов, что затрудняет сравнение и открывает возможности для завышения расходов и сокрытия взяток.

2. Сложные финансовые транзакции. Создание инфраструктуры включает в себя множество профессиональных дисциплин, специалистов и многочисленные договорные отношения, которые затрудняют контроль.

3. Скрытые работы. Материалы и изделия зачастую скрыты от глаз – например, стальная арматура заливается бетоном, каменная кладка покрывается штукатуркой, а кабели и трубы заключают в каналы для проводок.

4. Официальная бюрократия. Государство требует получения многочисленных документов, лицензий и разрешений на различных этапах цикла доставки, каждый из которых – еще одна возможность для взяточничества.

5. Масштабы инвестиций в инфраструктуру. Инвестиции в экономическую инфраструктуру, например в дамбы, аэропорты и железные дороги, могут составлять десятки миллиардов долларов. Внутри таких крупных сумм значительно легче скрыть взятки.

Снижение уровня коррупции и неэффективности в строительной отрасли – сложнейшая управленческая проблема, и тут необходимы реформы на самых разных фронтах. Я сосредоточил внимание на тендерах и процессе подготовки проектов, поскольку именно ими часто пренебрегают, однако есть и другие направления, требующие реформ. Это и повышение прозрачности и подотчетности, и укрепление профессиональных стандартов, и контроль качества. Все они также имеют колоссальное значение

В некоторых случаях процедуры закупок могут также непреднамеренно поощрять коррупцию. Расследование Управления добросовестной конкуренции Великобритании в 2008 году раскрыло масштабный сговор компаний, участвующих в тендерах на получение государственных контрактов. Оказалось, что часть корпораций, которые были приглашены к участию в тендерах, но не смогли подать заявление, потому что оказались заняты на других проектах, вычеркнули из тендерных списков и лишили возможности принимать участие в будущих тендерах. В некоторых случаях компании консультировались друг с другом и предлагали искусственно завышенные сметы, чтобы проиграть получение контракта, но остаться в тендерном списке. Эти примеры «цен без скидок» – типичные технические нарушения законодательства о конкуренции, но во многих случаях они не привели к каким-либо финансовым издержкам для клиента или выгодам для подрядчика и могут рассматриваться как рациональная реакция на плохо выстроенную тендерную практику.

Случаев такого ценообразования в Великобритании с тех пор стало меньше, частично в результате отказа от тендеров на самую низкую стоимость в пользу большего внимания качеству и совместным рабочим договоренностям. Это подводит к возможному решению проблемы снижения уровня коррупции в будущем, и я бы хотел остановиться на двух областях реформы, которыми часто пренебрегают: «одержимости» самой низкой ценой и необходимости совершенствования подготовки проектов.


Последние 10–15 лет Великобритания намеренно отходит от практики проведения тендеров на самую низкую цену. Причина проста: такие контракты экономически нецелесообразны. Доказано, что заявки с самой низкой стоимостью выполнения работ имели наиболее высокую вероятность перерасхода времени и денег и в конечном итоге приводили к неприемлемому соотношению «цена–качество», а также к росту издержек на обслуживание и эксплуатацию построенных объектов. Проблема в том, что заявившим на тендерах низкую цену подрядчикам в процессе выполнения работ трудно поддерживать стандарты и получать прибыль. В результате качество их работы падает, что зачастую ведет к задержке платежей субподрядчикам и поиску коррупционной составляющей, которая должна помочь снизить потери.

Подобные случаи сегодня все чаще становятся достоянием общественности. Показательно, например, что недавнее изучение процедуры закупок Всемирного банка привело к внедрению новой системы закупок, впервые позволяющей подписывать контракты, основываясь не только на ценовых критериях.

Проектный менеджмент

Подготовка проектов – второе направление реформ, которое я хотел бы проанализировать. Плохая подготовка (неважно, чем она обусловлена – коррупцией, халатностью или чем-либо еще) играет важную роль, поскольку увеличивает вероятность появления коррупционной составляющей. Если проекты плохо подготовлены (например, когда они некомпетентно разработаны, плохо бюджетированы или имеют сомнительные или вовсе не существующие преимущества), это может привести к задержкам и изменениям, которыми, в свою очередь, можно манипулировать в интересах отдельных лиц или компаний.


Моя коллега Джил Уэллс определила четыре основные стадии в подготовке проекта, а также меры, необходимые для их укрепления, снижения уровня коррупции и повышения эффективности: 1) разработка проекта и первоначальный отбор; 2) официальная оценка проекта; 3) независимая оценка; 4) отбор проектов и составление сметы. Она подчеркивает, что именно эти процессы особенно слабо развиты в странах с низким уровнем доходов.

Важной инициативой в области улучшения подготовки проектов стала Международная система инфраструктурной поддержки (МСИП), которая разрабатывается Фондом устойчивой инфраструктуры совместно с рядом банков развития. МСИП представляет собой интернет-платформу подготовки проектов, которая предоставляет ресурсы для улучшения подготовки проектов и поощряет сотрудничество между инвесторами и правительством. Она будет доступна для инвесторов и общественности и призвана обеспечить высокое качество, а также последовательный, систематический подход на ранней стадии разработки проектов.

Снижение уровня коррупции и неэффективности в строительной отрасли – сложнейшая управленческая проблема, и тут необходимы реформы на самых разных фронтах. Я сосредоточил внимание на тендерах и процессе подготовки проектов, поскольку именно ими часто пренебрегают, однако есть и другие направления, требующие реформ. Это и повышение прозрачности и подотчетности, и укрепление профессиональных стандартов, и контроль качества. Все они также имеют колоссальное значение.

Мировой строительный сектор вырастет на 8 трлн долларов и к 2030 году достигнет ежегодных 17,5 трлн. Общую сумму потерь вследствие коррупции трудно назвать точно, однако по оценкам, она, как правило, составляет от 10 до 30%. Если не будут внедрены эффективные меры по улучшению ситуации, то к 2030 году отрасль начнет ежегодно терять около 6 трлн долларов в результате коррупции, бесхозяйственности и низкой производительности

Настало время увеличить государственные инвестиции в инфраструктуру, но этот процесс должен сопровождаться реформами, направленными на обеспечение лучшего соотношения «цена–качество». В первую очередь это проблема для правительства, но в одиночку оно ее не решит. Компании могут помочь, например, поддерживая высокие этические стандарты в работе и помогая клиентам из числа представителей госорганов обращать особое внимание на повышение уровня управления и эффективности. Гражданское общество тоже может помочь, например, выступая в качестве инфопосредника, интерпретирующего данные о государственных инвестициях для заинтересованных сторон и поддерживающего их усилия по выполнению существующих условий.

Сегодня мы видим все больше примеров, когда усилия государства, промышленности и гражданского общества объединяются в «многосторонние инициативы», направленные на решение сложных задач управления. Подобные согласованные действия потенциально могут вызвать серьезные изменения в эффективности государственных инвестиций. Это возможно только там, где достаточно сильны стремления всех сторон общества, но пока, к сожалению, такие «коллективные действия» скорее исключение, чем правило.

Источник

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp