Смена фокуса

Не оглядываться постоянно на политику, верить в прагматичность своих партнеров и запастись терпением. Вот, по мнению президента Промсвязьбанка Артема Констандяна, необходимый минимум для успешной работы в Азии.

Азию сегодня описывают как замену Западу если не на идейном, то на деловом уровне. Предполагается, что российский бизнес и российская экономика в некоторой перспективе смогут найти там и короткие кредиты, и длинные деньги. Как эти представления соотносятся с реаль­ностью?

Азиатский фокус прослеживался в России еще до введения санкций, однако с появлением ограничений внимание к нашим восточным соседям возросло в разы. При фактическом отсутствии западных финансовых рынков вполне естественно, что и банки, и компании возлагают большие надежды на фондирование от своих азиатских парт­неров. Однако говорить, что азиатский рынок все-таки выступит полной и достойной заменой Европе и США, пока преждевременно.

Начнем с того, что буквально недавно Внеш­экономбанк, Внешторгбанк и Сбербанк России подписали соглашения с China Development Bank. Это напрямую говорит, что, несмотря на общее сближение, наши восточные партнеры если и готовы предоставлять финансирование, то оно доступно в первую очередь крупнейшим государственным банкам и компаниям. Причем средства уходят не на текущую деятельность, что как раз было доступно на западных рынках, а во многом в сферы, связанные с поставкой товаров и услуг из Китая под государственную или квазигосударственную гарантию.

Кроме того, азиатский рынок бурно развивается, и этот регион во главе с Китаем выступает локомотивом мировой экономики. Но глубина местного финансового рынка несопоставима с глубиной финансового рынка Западной Европы и Соединенных Штатов. Для сравнения: на Западе обращаются еврооблигации российских эмитентов на сумму под 200 млрд долларов, а на восточных площадках – примерно на 1 млрд долларов.

Не стоит также забывать, что Китай, Индия и другие страны Юго-Восточной Азии – развивающиеся экономики, заинтересованные в первую очередь в привлечении нового капитала. Все они, кроме Китая, выступают нетто-реципиентами международных финансовых ресурсов. Китай совсем недавно стал нетто-кредитором на рынке международных инвестиций. Но и его инвестиции уходят прежде всего к крупнейшим экономическим партнерам. А это, к сожалению, отнюдь не Россия, а США и Западная Европа, что видно из объема внешнеторгового оборота: между Китаем и Россией он не дотягивает до 100 млрд долларов, в то время как со странами Запада превышает 1 трлн долларов.

Почему объем инвестиций в Россию настолько меньше?

Очень просто: при всем прогрессе российского финансового рынка разница между его надежностью и его аналогами на Западе слишком велика. Более того, на фоне положительной динамики США эта страна выглядит привлекательным объектом для инвестирования, в то время как Россия не так интересует иностранцев в силу достаточно слабой экономической динамики.

То есть получается, что сближение России и Азии происходит от безысходности?

Я бы так не обобщал. Мы же говорим про текущий момент, да, сегодня Азия не станет заменой Западу. Но это не означает, что ситуация не начнет меняться. Думаю, что динамика российской экономики будет гораздо положительнее, работа над надежностью инвестиций уже идет, а связи на государственном уровне укрепляются. Поэтому мы станем все больше и больше работать в этом направлении. Но, действительно, не надо забывать, что Россия вынуждена идти на такие меры в силу сложившейся ситуации, а у наших азиатских парт­неров никаких вынуждающих факторов нет. И надо сказать, что они пользуются этим моментом достаточно прагматично, что в целом вполне нормально для бизнеса.

Промсвязьбанк предлагает своим клиентам международное финансирование. Если посмотреть на разные сегменты нашей экономики через ваш банк как через увеличительное стекло, какие российские бизнесы по-настоящему заинтересованы в сотрудничестве с Азией?

Промсвязьбанк – один из самых активных банков в области финансирования внешнеэкономической деятельности, поэтому наши наблюдения и выводы релевантны если не для всей российской экономики, то для ее большей части. Мы видим повышающийся интерес к азиатскому региону вне зависимости от санкций и девальвации валюты. Объем сделок по этому направлению в прошлом году вырос на 50%. Это много и само по себе демонстрирует перспективу. В первую очередь это, конечно, импорт товаров и услуг разного спектра – от дешевых аксессуаров до тяжелого машиностроения, а также экспорт.

Когда мы говорим про Азию, то подразумеваем в основном Китай, Южную Корею, Гонконг и Сингапур. При этом последние два выступают удобными финансовыми и логистическими центрами, а расположившиеся там компании играют роль консолидаторов товарных потоков из других стран региона. Самостоятельно можно выделить Китай и Южную Корею. Инструменты торгового финансирования в этих странах весьма стандартны – аккредитивы, гарантии, аккредитивы с постфинансированием, – поэтому ведущие российские банки могут продолжать предоставлять хорошие условия по данным транзакциям, в том числе рублевое финансирование с хеджированием валютных рисков. То есть спектр финансовой поддержки этой деятельности со стороны ведущих российских банков есть, и спрос на финансирование этих направлений растет.

Насколько российский бизнес знаком с азиатскими правилами игры? О чем стоило бы узнать всем, кто планирует туда выйти?

Любая международная и внешнеэкономическая деятельность имеет свою специфику, и она очень важна, а уж если говорить о работе со странами Юго-Восточной Азии, то тем более. Иллюзий, будто на этот рынок можно прийти и с нуля быстро начать работу, быть не должно. Нужно понимать, что для людей этого региона нет политики, они абсолютно прагматичны. И, повторюсь, альтернатива у наших азиатских партнеров есть, что сложно сказать о нас самих. Поэтому любой партнер, желающий выйти на китайский рынок, не должен рисовать радужные перспективы, ему следует доказать свою надежность. Доходность важна для азиатского бизнеса, но надежность операций, контрагента и вложений выходит на первый план.

В любом бизнесе личные связи играют большую роль, и западные страны в этом плане не исключение. Но в Китае или Индии личные связи становятся ключевыми: знание правильных людей, выстраивание отношений и коммуникаций – это залог успеха, а иногда и необходимое условие существования бизнеса. Выстраивание личных и экономических связей с развитыми странами – вопрос времени, но в работе с Юго-Восточной Азией нужно запастись терпением. Предсказуемость, последовательность и терпение – три наиболее разумных этапа в выстраивании взаимовыгодных экономических отношений с нашими восточными соседями.

Говорят, что нет ничего лучше для успешного бизнеса в Бразилии, чем выучить португальский язык. Работает ли это правило для Китая?

Знать своего партнера – очень правильно, это показатель наличия здравого смысла и уважения к работе, но преувеличивать специфику не стоит. Еще 15 лет назад языковой барьер был серьезной проблемой при входе на китайский рынок. Но мир не стоит на месте, и нельзя оценивать текущее состояние дел, а тем более перспективы категориями 20- или 30-летней давности. Китай сделал огромный рывок вперед. И если предыдущее поколение китайцев обладало большими знания­ми про СССР, потому что кто-то здесь учился, знал русский язык, то сейчас граждане Поднебесной учат не русский, а английский.

Безусловно, знание языка дает большой плюс, но гораздо эффективнее качественно вести бизнес на хорошем английском, чем на плохом
китайском.


Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp