Растет ли экономика в лесу

Width 250px shutterstock 210601591 fmt

Пятая доля мировых лесов растет в России. Часть этих лесов активно используется в индустриальных целях: Россия – крупнейший экспортер необработанного лесного сырья в мире. Однако в рейтинге 100 крупнейших целлюлозно-бумажных компаний мира нет ни одного российского предприятия. Страна оказалась единственной из государств БРИКС, не представленной в рейтинге. Причины такого несоответствия – отсутствие в России масштабных практик устойчивого лесопользования. Однако в последнее время ситуация начинает меняться.

Проблемы лесной экосистемы

Леса сегодня занимают около 31% мировой суши. Такие – самые свежие – сведения были представлены на Всемирном лесном конгрессе (World Forestry Congress), состоявшемся в сентябре этого года в Дурбане. Около 1,7% мировой рабочей силы задействовано в лесном секторе. Также, по данным Всемирного фонда дикой природы (WWF), леса обеспечивают две трети населения планеты пресной водой, в них проживает более двух третей видов флоры и фауны планеты. Однако современные практики использования лесных ресурсов наносят им непоправимый ущерб.

Во-первых, по мере увеличения населения существенно возрастает спрос на продукцию лесной промышленности. Это приводит к возникновению проблемы, обусловленной необходимостью значительно больших объемов ресурсов, чем раньше, которые добываются при помощи столь широко распространенной экстенсивной модели.

Во-вторых, разрастание городов по мере урбанизации и расширение территорий сельскохозяйственного назначения для обеспечения необходимых объемов производства продуктов питания сами по себе ведут к прямой вырубке и сокращению количества доступных лесных площадей.

Ускоренной вырубке также способствует рост спроса на продукцию лесопроизводства. По данным Европейской экономической комиссии ООН, количество основных видов экспортируемых и импортируемых товаров только в категории древесной продукции уже превышает 90 позиций. При этом ежегодная динамика роста спроса в отдельных сегментах составляет от 5 до 12%.

Наконец, помимо сокращения лесных площадей непосредственно под антропогенным воздействием также растут потери, связанные с пожарами (в том числе по вине человека), засухой и другими природными явлениями.

Ретроспективный анализ потери лесных площадей показывает, что за последние несколько десятилетий состояние мирового лесного сектора значительно ухудшилось: сегодня леса составляют 31% от общей площади мировой суши, тогда как в 1990 году они занимали 32%. В 1990 году мировые леса располагались на 4128 млн га земли, но к 2015 году эта площадь сократилась до 3999 млн га. 25 стран пострадали от полной потери лесов, еще 29 государств уничтожили лесной покров на 90%.

По данным исследования, проведенного Йельским университетом (Mapping tree density at a global scale, 2015), для обеспечения текущих потребностей в мире ежегодно вырубается более 15 млн га леса, что сопоставимо с площадью Великобритании. При сохранении текущей динамики к 2300 году лесные запасы будут полностью исчерпаны, а через 20 лет будут уничтожены площади лесов, по территории сравнимые с Германией, Францией, Испанией и Португалией, вместе взятых.

Потеря лесных площадей ведет к необратимым экологическим последствиям, изменению природно-климатических условий, что, в свою очередь, способствует глобальному потеплению, стихийным катастрофам, потере биоразнообразия, ухудшению экологической ситуации и ряду других негативных явлений.

Усугубление ситуации, связанной с эксплуатацией лесных ресурсов во всем мире, и обусловленные этим наднациональные последствия к началу 90-х годов прошлого века привлекли внимание мировой общественности и постепенно начали менять ландшафт лесной промышленности.

В 1992 году на «Саммите Земли» в Рио-де-Жанейро был поднят вопрос о состоянии окружающей среды и необходимости перехода к устойчивому методу управления природными ресурсами, в том числе управления лесами. Его целью стало «установление нового, справедливого глобального партнерства путем создания иных уровней сотрудничества между государствами, ключевыми секторами общества и людьми».

В основу интенсивной модели (которую также называют «устойчивой» в противовес устаревшим экстенсивным, «неустойчивым» практикам) положен принцип минимизации вреда окружающей среде (проведение лесохозяйственных работ там, где они не создают угрозы экосистеме) в совокупности с сокращением издержек производства (сокращение отходов/выбросов производства) и повышением показателей экономической эффективности (переработка материалов, повышение их качества и т.п.). «Устойчивое лесопользование» как современный этап развития методов ведения лесного хозяйства обес­печивает сбалансированное достижение социальных, экологических и экономических целей за счет эффективного освоения лесных ресурсов и их экологического воспроизводства. В совокупности два этих элемента дают возможность наиболее эффективно и на протяжении долгого времени использовать лесные ресурсы.

Позднее межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК) провела исследование, на основании которого было определено, что в 2000 году около 25% объема всех выбросов CO2 стали результатом вырубки лесов (этот показатель оказался даже выше, чем вред от транспортных выбросов). Это и ряд аналогичных международных исследований, фиксирующих общемировую проблематику потери лесов, а также новое требование к игрокам по обеспечению растущего спроса за счет меньших ресурсов, привели к пересмотру подходов управления лесной промышленностью и формированию новых «правил игры» по всей цепочке создания добавленной стоимости.

Россия на глобальном лесном ландшафте

Современный ландшафт лесной промышленности характеризуется глобализацией рынка через оформление глобального спроса и предложения, усложнением структуры стейкхолдеров и формированием единых международных стандартов продукции по всей цепочке создания добавленной стоимости.

Ключевую роль в продвижении идей устойчивого развития взяли на себя национальные и международные некоммерческие организации и отраслевые ассоциации, став одним из новых стейкхолдеров для бизнеса. Их основная деятельность направлена на распространение и последующее адаптирование устойчивых практик на основе единых международных стандартов.

Основным фактором, продвигающим эти стандарты, оказалось установление добровольной лесной сертификации, гарантирующей контроль качества поставок лесной продукции. Ее цель – совершенствование системы управления и использования лесов, позволяющей в значительной степени снизить негативное воздействие на окружающую среду как со стороны компаний, проводящих лесные работы, так и со стороны поставщиков конечной продукции. За последние годы сфера применения добровольной лесной сертификации значительно расширилась, постепенно включив всю цепочку создания стоимости по видам продукции. На сегодняшний день наличие добровольной сертификации становится необходимым условием для вывода продукции на международные рынки и обеспечения ее
конкурентоспособности.

Соответствие международным стандартам качества требует особого подхода к управлению цепочками поставок, контроля поставщиков (и поставщиков поставщиков), а также соблюдения требований к качеству собственного производства. Глобализация рынка и новые международные стандарты привели также к жесткой конкуренции, вплоть до создания барьеров входа на рынок для несертифицированной по «доб­ровольным» стандартам продукции. По мере расширения требований сертификации на всю цепочку добавленной стоимости все меньший объем продукции имеет доступ на глобальные рынки, что означает снижение маржинальности в секторе в целом для стран, не соответствующих современным требованиям. Этот процесс постепенно вытесняет неконкурентоспособных игроков, исключая экстенсивные практики управления лесными ресурсами на «цивилизованных рынках».

Еще одним качественным изменением, сопровождающим и стимулирующим переход на интенсивные практики лесопользования в глобальной лесной промышленности, стало обновление и радикальное удешевление технологических платформ в лесной отрасли, позволившее не только использовать более современные и производительные машины и базовое оборудование, но и интегрировать информационные, космические и другие технологии. Это, в свою очередь, позволило повысить уровень автоматизации в секторе, сократить временные затраты на отдельные операции и повысить производительность.

За последние 25–30 лет ландшафт лесной промышленности существенно поменялся, изменились требования к игрокам, технологические решения, условия ведения бизнеса. К сожалению, по ряду показателей можно судить о том, что Россия оказалась к этому не готова. На сегодняшний день на долю России приходится более 20% всех мировых лесных площадей. Даже с поправкой на территориальную доступность и экономическую целесообразность ведения бизнеса доля эффективного использования лесных площадей в России мала. По данным Global Forest Watch, объем вклада лесной промышленности в ВВП России по итогам 2011 года составил 13 млрд долларов, что сопоставимо с аналогичным показателем в Швеции, на которую приходится около 1% мировых запасов. При этом, по данным WWF, коммерческая эффективность российских лесов приблизительно в семь раз ниже, чем в развитых странах. Анализ показателей производительности на человека показывает шестикратный разрыв (производительность труда в российском секторе составляет около 22 тыс. долларов на человека, в то время как в Швеции, например, – 130 тыс. долларов). Кроме того, экспортируются из России в основном сырьевые товары, такие как кругляк. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, в 2013 году российский экспорт составлял 15% всего мирового экспорта круглого леса в мире (крупнейший показатель по этому рынку).

При этом если традиционно российские предприятия занимают высокие позиции в рейтингах крупнейших сырьевых компаний, с лесной промышленностью ситуация прямо противоположная. Так, например, в рейтинге 100 крупнейших по объему выручки целлюлозно-бумажных компаний мира, составленном PWC, первое место занимает американская компания International Paper, за ней следуют Kimberly Clark (США), Stora Enso (Финляндия), Svenska Cellulosa (Швеция), UPM – Kymmene (Финляндия). На 13-й позиции представлена южноафриканская компания Sappi, на 22-й – китайская Nine Dragons Paper Holdings, 33-е место занято бразильской Fibria Celulose (VCP + Aracruz), 88-е – индийской Ballarpur Industries. Россия – единственный представитель БРИКС, не попавший в этот рейтинг.

Чтобы понять причину драматического несоответствия объема российских лесных ресурсов и размера российской экономики, построенной на эксплуатации этих ресурсов, необходимо обратиться к мировой практике.

Устойчивая конкурентоспособность

Современные страны-лидеры, среди которых есть и развитые государства, и догоняющие их игроки из числа развивающихся стран, по-разному приходили к необходимости внедрения устойчивых практик.

Наиболее подготовленными к изменениям в индустрии оказались развитые европейские страны, чья законодательная база и общество уже шли по направлению внедрения устойчивых практик.

В Швеции, например, леса всегда занимали важное место – как в экономике страны, так и в повседневной жизни граждан. Довольно раннее осознание потенциала лесов позволило государству повысить эффективность лесного сектора. Швеция изучает передовые практики устойчивого ведения лесного хозяйства уже более 40 лет. Многочисленные исследования и государственная поддержка отрасли стали результатом ее высокой производительности, а сама Швеция прочно заняла позиции в числе стран-лидеров лесного сектора.


Канаде принадлежит 10% мировых лесов, расположенных в сопоставимых с Россией климатических условиях. 94% лесов Канады находятся в государственной собственности, что также можно сравнить с российской моделью. На сегодняшний день Канада признана мировым лидером по объемам добровольной лесной сертификации. Вклад лесного сектора в ее экономику составляет около 19,8 млрд долларов, что почти в 1,5 раза превышает аналогичный показатель в России. Уже более 20 лет власти Канады уделяют внимание лесному сектору и его развитию, внося инициативы по его поддержке и изучению/внедрению инноваций (новые методы работ, технологии и т.д.).

На территории Китая, где леса обеспечивали около 40% домашних хозяйств, приблизительно за три года к началу 60-х годов XX века было вырублено 10% лесов, после чего страна столк­нулась с проблемой обезлесения и ожидаемого дефицита ресурсов. На протяжении более чем 20 лет Китай проводил масштабную программу по выращиванию лесных плантаций, которые в настоя­щее время занимают около 53 млн га. Сегодня Поднебесная – один из мировых лидеров в области борьбы с обезлесением и восстановления лесов. Так, за период с 2010 по 2015 год ежегодный прирост лесных территорий Китая составил 1,5 млн га.

Самые крупные лесные потери несут тропические леса, в особенности на территории Южной Америки и Африки. Один из наиболее ярких примеров современности – Бразилия, одна из богатейших стран по запасам лесных ресурсов, которая за период с 2000 по 2010 год вошла в список 10 стран-«рекордсменов» по ежегодным потерям лесов. В 70-е и 80-е годы XX века Бразилия столк­нулась с проблемой масштабного обезлесения, спровоцированного использованием лесных территорий для выпаса домашнего скота. Эта инициатива поддерживалась на уровне правительства и была обусловлена высокой прибыльностью скотоводческого хозяйства. В 1990-е годы потери лесов в Бразилии создали предпосылки для изменения климата и природных катаклизмов за пределами отдельно взятой страны, что потребовало срочных мер на уровне государственной политики. Исследовательская работа, государственная поддержка и целевое инвестирование способствовали созданию предпосылок для решения проблемы через переход к устойчивому лесопользованию. Так, например, в рамках региональной программы The Acre Sustainable Development Program, реализованной при поддержке международного банка Inter-American Development Bank, было инвестировано около 108 млн долларов, что позволило в период с 2002 по 2008 год снизить показатели обезлесения с 54 до 14% от общей площади, занимаемой лесами (по данным Inter-American Development Bank).


За последние несколько десятилетий состояние мирового лесного сектора значительно ухудшилось: сегодня леса составляют 31% от общей площади мировой суши, тогда как в 1990 году они занимали 32%

То, что демонстрируют сегодня развитые и некоторые развивающиеся страны в области устойчивого лесопользования, способного поддерживать/создавать баланс между экологичностью и эффективностью производства, задает стандарты качества в индустрии: за последние пять лет темпы потери лесов сократились на 50%. По опыту стран-лидеров, внедрение современных подходов к ведению лесного хозяйства и переход на более современные технологические решения позволяют обеспечить большую эффективность за счет меньших затрат. Вместе с тем инновационные решения – более капиталоемкие, новые практики требуют от игроков большей квалификации и специальных навыков, что в целом становится существенным барьером для качественных преобразований в индустрии. Для реализации изменений требуется второе условие конкурентоспособности – наличие стимулов, обеспечивающих демонстрацию лучших практик на локальном рынке.

Российский контекст

В отличие от стран, перешедших на модель устойчивого использования лесов, Россия не сразу отреагировала на изменения в индустрии. Отчасти это связано с наследием советского периода, когда государственная статистика оперировала традиционными для экономики того времени показателями – объемами производства продукции в натуральном выражении. Следствия этой практики плачевны: за период с 1965 по 1999 год почти на 10% снизилась доля наиболее ценных хвойных пород в общей расчетной лесосеке (с 66,6 до 56,9%).

Есть ли предпосылки для массового развития практик устойчивого лесопользования в России с учетом такого наследия?

Сегодня уже можно обнаружить признаки постепенного перехода российской лесной индустрии к устойчивому управлению лесами, то есть период осознания необходимости развития устойчивых подходов во многом пройден. Этому способствовали международные корпорации, работающие на российском рынке и привносящие стандарты глобального бизнеса, а также некоммерческие организации, которых можно отнести к драйверам изменений.

Среди множества международных НКО, поддерживающих развитие повестки устойчивого лесопользования, WWF занимает одну из ведущих позиций в мире. WWF России занимается активной поддержкой и развитием добровольной сертификации, рассматривая ее в качестве наиболее эффективного инструмента, позволяю­щего развивать ответственное управление лесами как с точки зрения экологии, так и с точки зрения социальных аспектов. В 2014 году общая площадь FSC-сертифицированных лесов в России достигла 39 млн га.

Еще одним положительным примером на территории России можно считать «Партнерство WWF-IKEA по лесам». Совместная работа в России позволила достичь широкомасштабного обсуждения законодательных инициатив и развития диалога с властями, научными организациями и представителями бизнеса относительно темы нелегальных лесозаготовок. Помимо продвижения концепции ответственного управления лесами и организации диалога с представителями лесной индустрии было также решено создать Ассоциацию экологически ответственных лесопромышленников (GFTN России), была разработана методическая база по вопросам устойчивого лесоуправления и инновационным методам лесного хозяйства. В будущем в рамках этого проекта планируется разработка новой версии Российского стандарта FSC.

В международной компании International Paper устойчивое лесопользование уже более века лежит в основе производства. Компания последовательно совершенствует свою модель устойчивого бизнеса в лесном хозяйстве, обеспечивая «устойчивость» производимой продукции, вторичного сырья и цепочек поставок. Один из ключевых инструментов работы International Paper на рынках присутствия, в том числе в России, – сотрудничество с местными поставщиками и обучение их устойчивым методам ведения лесного хозяйства. International Paper ведет активную работу с мелкими собственниками лесных территорий, проводя тренинги и образовательные программы. Таким образом компания расширяет долю локальных закупок сырья, произведенного в рамках лучших практик.

Однако глобальные компании, присутствующие в России и придерживающиеся устойчивых методов управления, не покрывают – да и не должны покрывать – весь объем рынка, использующего российские лесные ресурсы. В этой связи перед Россией стоит нетривиальная задача масштабирования практик интенсивного лесопользования при взаимодействии всех институциональных лидеров, демонстрирующих лучшие практики и создающих спрос в цепочке поставок. Необходимы не только законодательные усилия, задающие нормы деятельности в лесной отрасли, но и популяризация современных подходов, трансляция имеющихся знаний, воспитание и обучение новых лидеров отрасли, способных создавать и развивать устойчивый конкурентоспособный бизнес в лесной промышленности.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp