Прокормить себя, накормить мир

Мария Принцева

Width 250px shutterstock 163747679 fmt

Как страны БРИКС ведут борьбу за продовольственное благополучие и какие уроки мир может извлечь из их опыта.

В 2015 году будут подведены итоги достижения Целей развития тысячелетия ООН, согласно первой из которых доля населения, страдающего от голода в развивающихся странах, должна была сократиться вдвое за прошедшие 25 лет. По последним данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), масштабы голода в целом по миру существенно снизились: если в период 1990–1992 годов в мире хронически недоедали 18,7% населения, то в 2012–2014 годах этот показатель составил 11,3%, а в развивающихся странах за тот же период показатель снизился с 23,4 до 13,5%. Несмотря на достижение результатов, близких к целевым, проблему продовольственного обес­печения за прошедший период в полном объеме решить не удалось.

Решение вопросов продовольственного обеспечения определяется двумя составляющими – производством достаточных объемов продукции и их разумным распределением. И если сегодня номинальных объемов производства продовольствия в мире достаточно для того, чтобы накормить все население планеты, и основная проблема – в неэффективности существующих цепочек поставок, то в будущем ситуация может принципиально измениться.

Растущее население, увеличение доли среднего класса и изменение характера потребления, с одной стороны, и катастрофически высокая скорость истощения природных ресурсов, обес­печивающих сельскохозяйственное производство, с другой, могут привести к значительному росту дефицита продовольствия. По данным ФАО, для полного искоренения голода и удовлетворения спроса на продовольствие к 2050 году мировой объем производства пищевых продуктов должен увеличиться на 70%, а в развиваю­щихся странах – на 100%. Такая задача сегодня кажется сложнореализуемой как минимум в силу возрастающего риска нехватки природных ресурсов. Подходы, успешно применявшиеся не одно десятилетие для наращивания объемов производства и уровня производительности, нанесли непоправимый ущерб окружающей среде: привели к деградации земель, загрязнению почвы, воды и воздуха, снижению биоразнообразия. По оценкам WWF, сегодня ежегодно используется на 50% больше природных ресурсов, чем может быть регенерировано планетой. При сохранении текущей модели уже к 2030 году для обеспечения сопоставимого уровня потребления потребуется вдвое больше природных ресурсов, чем доступно на Земле. Это означает, что мировое сообщество рискует не только не снизить долю голодающих на следующем этапе развития, но и вернуться к исходной точке.

Если раньше решение проблем продовольственного обеспечения осуществлялось в условиях номинальной достаточности природных ресурсов, то в дальнейшем ресурсное ограничение станет определяющим при поиске возможных способов решения. Существуют ли методы решения проблемы, учитывающие такое ограничение ресурсов, и что требуется для их применения?

Этапы развития сельского хозяйства

Рассмотрим возможные решения вопросов повышения производительности и распределения продуктов питания в условиях общемирового дефицита природных ресурсов на примере одного из ключевых сельскохозяйственных сегментов – растениеводства.

История развития сельского хозяйства на протяжении XX – начала XXI века демонстрирует успешные примеры обеспечения кратного роста производительности в растениеводстве в масштабах экономик целых стран, особенно на развивающихся рынках. Каждый раз фактором для интенсивного роста производительности в секторе в целом и в отдельно взятых регионах становилось расширение набора технологий и решений, доступных для использования при производстве, хранении и распределении продукции. При этом внедрение в сельское хозяйство технологических инноваций было связано в первую очередь с развитием, последующим масштабированием и удешевлением технологий в других секторах, зачастую не имевших отношения к сельскому хозяйству. Так, на первом этапе развития сельского хозяйства для производства продукции использовались большей частью ручной труд, простейшие инструменты и органические удоб­рения, а основным способом увеличения объемов производства был экстенсивный метод (расширение обрабатываемых территорий). Возможности транспортировки продукции ограничивались масштабами соседних поселений, рынок носил локальный характер. Такой подход в целом сохранялся во всех странах до начала активной индустриализации в 1930–1940 годах.

Второй этап развития позволил оснастить производителей сельскохозяйственной техникой за счет развития машиностроения, дополнить органические удобрения химическими, повысить устойчивость растений к внешним условиям за счет инноваций в селекции. Это в целом означало переход на интенсивные методы ведения сельского хозяйства – повышение производительности без расширения территории. Внедрение комплекса интенсивных мер в сельском хозяйстве развивающихся стран позволило повысить производительность в несколько раз и получило название «Зеленая революция». За период с 1960 по 2000 год в развивающихся странах урожайность на гектар земли в среднем возросла: на 208% по пшенице, 109% – по рису, 157% – по кукурузе, 78% – по картофелю. На этом же этапе появились новые способы обработки (пастеризация), хранения продукции (заморозка), было также обеспечено развитие транспорта и инфраструктуры, что увеличило логистическое плечо и расширило масштабы рынка до международных, усилив роль государства и крупных производителей в распределении продукции.

Начиная с конца прошлого века наиболее прогрессивные фермеры в развитых странах получили новые возможности для повышения производительности, а также снижения негативных экологических последствий и экономии природных ресурсов в логике ресурсосберегающей модели. Например, эффективное ведение сельского хозяйства стало возможным практически «не выходя из дома»: посев, удобрение, ирригация, контроль состояния и сбор урожая – все с максимальным соответствием текущему состоянию отдельно взятого участка земли с использованием роботизированной техники, спутникового позиционирования и интернета. Этот метод получил название «точное земледелие» и имеет подтвержденные показатели эффективности внедрения в развитых странах. Информационные технологии, ставшие неотъемлемой частью современных методов ведения сельского хозяйства, также позволили более эффективно выстроить логистические цепочки, сделав рынок глобальным и еще больше усилив роль бизнеса – в лице международных корпораций, обеспечивающих основные объемы мирового производства и распределения конечной продукции через глобальные цепочки поставок.

Каждый раз фактором для интенсивного роста производительности в секторе в целом и в отдельно взятых регионах становилось расширение набора технологий и решений, доступных для использования при производстве, хранении и распределении продукции. При этом внедрение в сельское хозяйство технологических инноваций было связано в первую очередь с развитием, последующим масштабированием и удешевлением технологий в других секторах

Таким образом, технологические подходы, позволяющие более эффективно решать вопросы производства и перераспределения сельскохозяйственной продукции, доступны и применяются на практике. Они также позволяют сократить негативное влияние на окружающую среду, что соответствует актуальному на сегодняшний день требованию продовольственного обеспечения в условиях дефицита природных ресурсов. Однако может ли этого быть достаточно для решения проблемы?

Первое ограничение распространения данных методов и технологических решений состоит в высоких требованиях к уровню квалификации производителей. Они практически недостижимы для отдельно взятых фермеров в развивающихся странах, основная доля которых представляет беднейшую и наименее грамотную прослойку населения. Во-вторых, уровень дохода фермерских хозяйств зачастую не позволяет им начать использовать и более дешевые и проверенные достижения второго этапа развития – химические удобрения, технику – даже при условии очевидной отдачи. Для этого им требуются не всегда доступные механизмы финансовой поддержки, кредитования. В-третьих, масштабирование новых технологий потребует создания соответствующей инфраструктуры и регуляторных механизмов. Все это создает существенные институцио­нальные, регуляторные, инфраструктурные вызовы и ставит вопрос о возможности их преодоления в развивающихся странах.

Страны БРИКС традиционно считаются лидерами среди развивающихся рынков. Их опыт – важный предмет анализа для изучения и повсеместного внедрения лучших практик и извлечения уроков из уже сделанных ошибок.

Наталья Зайцева – руководитель направления устойчивого развития Института исследований развивающихся рынков СКОЛКОВО.

Анастасия Белостоцкая – аналитик по направлению устойчивого развития Института исследований развивающихся рынков СКОЛКОВО.

Мария Принцева – младший аналитик по направлению устойчивого развития Института исследований развивающихся рынков СКОЛКОВО.




Бразилия

За последние 30 лет Бразилия поднялась с 16-го на 5-е место в мировом объеме производства сельскохозяйственной продукции и из импортера стала одним из крупнейших экспортеров на мировом рынке. Доля недоедающих в стране сократилась с 15% в 1990–1992 годах до уровня менее 5% в 2012–2014-м, что соответствует показателям развитых стран. Эти значительные достижения стали результатом развития сельского хозяйства и интеграции Бразилии в международные рынки, изначально направленной на решение вопросов реализации профицита продукции и ставшей в итоге успешной стратегией роста.

Первостепенными задачами развития сельского хозяйства Бразилии стали продовольственное обеспечение населения и создание стимулов для экономического роста страны. Увеличение объемов производства и переориентация Бразилии от экстенсивных и интенсивных методов ведения сельского хозяйства к ресурсосберегающей и устойчивой модели легли в основу сельскохозяйственных реформ.

На первом этапе увеличение объемов производства предполагалось обеспечить за счет экстенсивного освоения сельскохозяйственных территорий. Однако экспансия в регионы cerrado (саванны Бразилии) и лесов Амазонии не принесла ожидаемого результата. Низкоплодородная почва саванн оказалась непригодна для традиционных методов ведения сельского хозяйства, а массовая вырубка амазонских лесов под земледелие нанесла существенный ущерб окружающей среде и, что не сразу было очевидно, привела не только к изменению климатических условий в регионе, но и, как следствие, к снижению производительности в сельском хозяйстве. Такие ограничения стали основными причинами пересмотра подходов ведения сельского хозяйства и поиска новых технологических решений, подразумевающих не только повышение производительности, но и минимизацию негативных эффектов.

За последние 30 лет Бразилия поднялась с 16-го на 5-е место в мировом объеме производства сельскохозяйственной продукции и из импортера стала одним из крупнейших экспортеров на мировом рынке. Доля недоедающих в стране сократилась с 15% в 1990–1992 годах до уровня менее 5% в 2012–2014-м, что соответствует показателям развитых стран. Эти значительные достижения стали результатом развития сельского хозяйства и интеграции Бразилии в международные рынки

Особую роль во внедрении новых технологических решений в Бразилии отводят национальной научно-производственной корпорации Embrapа, которая в целом стала движущей силой развития сельскохозяйственного сектора страны. Основными задачами, поставленными перед Embrapa, были проведение исследований по внедрению новых технологий, включая анализ экономических эффектов, а также разработка программ, способствующих их масштабированию, и популяризация методов ресурсосберегаю­щего земледелия среди производителей. Как показательный пример результатов деятельности Embrapa можно привести регион cerrado, который, несмотря на то что считался изначально непригодным для ведения сельского хозяйства, сегодня дает более 45% от общего объема производства зерна страны.

Значительный вклад в развитие ресурсо­сберегающих технологий также внес фонд ABC Foundation, который занимался опытным внедрением на пилотных показательных площадках и дальнейшим распространением отработанных методик среди фермеров.

Использование новых технологических решений сопровождалось запуском сельскохозяйственных кредитов, ориентированных на развитие инфраструктуры и интеграцию семейных ферм в сельскохозяйственные производственные цепочки. Государством внедрялась политика установления минимальных цен, что позволяло обеспечить стабильный уровень дохода фермеров, а также поддерживать продовольственный баланс страны.

Сильная институциональная поддержка со стороны национальных организаций, развитие исследовательской базы, инфраструктуры, финансовая поддержка фермеров, либерализация рынка и всестороннее информационное освещение вопроса создали необходимые условия для внедрения новых технологий. Рост производства позволил не только удовлетворить внутренний спрос на продовольствие, но и занять конкурентоспособную позицию на мировом рынке.


Россия

Россия занимает 40-е место в рейтинге Food Security Index и обладает большим сельскохозяйственным потенциалом за счет ресурсной обеспеченности. По ряду показателей Россия лидирует относительно других стран. Так, например, в России сосредоточено 9% продуктивных пахотных земель в мире, более 50% мировых черноземов, одни из крупнейших мировых запасов пресной воды, порядка 25% мировых запасов леса. За счет динамичного развития сельского хозяйства в советский период к 1990 году в стране были решены наиболее острые вопросы продовольствия, обеспечив достижение показателей развитых стран, – доля недоедающих составляла менее 5%. На тот момент были также созданы существенные заделы с точки зрения инфраструктуры, сельскохозяйственной техники и компетенций, на которые во многом опирались предприятия сектора до настоящего времени. Последнее десятилетие агропромышленный сектор России в целом демонстрировал положительную динамику, что выгодно отличало его на фоне ряда других секторов промышленности. Индекс роста производства в 2013 году составил 5,8%, в 2014-м – по предварительным оценкам, 3,7%, в 2015-м эксперты прогнозируют дальнейшее развитие.

Несмотря на наличие природных ресурсов и уровня развития сектора в целом, для сельского хозяйства России характерна своя проблематика. Уже сегодня доля эродированных почв в отдельных регионах России по различным оценкам достигает 50–60%. В экспертном сообществе появился оксюморон «мертвый чернозем», отражающий кризисную ситуацию даже по наиболее плодородным землям. Опора в значительной степени на существовавшие в стране заделы снижала мотивацию для инвестиций в развитие сельского хозяйства и привела к постепенному устареванию производственного оборудования – текущий средний показатель износа сельскохозяйственного оборудования достигает 70%. Для сектора характерны относительно низкий уровень оплаты труда и увеличение среднего возраста занятых, достигающего сегодня 45–50 лет. В связи с этим вопрос источников устойчивого роста в скором времени может стать для России не менее актуальным, чем для других стран БРИКС, опирающихся в течение многих лет в основном на интенсивную модель ведения сельского хозяйства.

Несмотря на появление успешных примеров, глобальные компании в России на сегодняшний день чаще вынуждены закупать сырье для российской продукции за рубежом из-за несоответствия российского бизнеса требованиям и неготовности трансформировать бизнес-модель. Ситуация может начать меняться по мере смены отношения российских поставщиков к требованиям «устойчивости бизнеса»

Внедрение ресурсосберегающих технологий на сегодняшний день в России носит фрагментарный характер, государственная политика и механизмы поддержки находятся на стадии формирования. При этом если в рамках программ развития отдельных, наиболее прогрессивных холдингов предусмотрено внедрение более устойчивых методов ведения сельского хозяйства, то возможности и стимулы для перехода на новые модели малых и средних хозяйств существенно ограничены. С одной стороны, они имеют ограниченный доступ к инвестиционному капиталу и механизмам государственной поддержки, с другой – сталкиваются со сложностями стабильного сбыта продукции из-за высоких барьеров входа в федеральные торговые сети и насыщенности рынков конкурирующей продукцией из-за рубежа. Уровень информированности в вопросах возможностей ресурсосберегающих технологий остается невысоким и в основном обеспечивается силами частных инициативных групп и отраслевых ассоциаций. Например, Национальное движение сберегающего земледелия выпус­кает единственный в России журнал о современных технологиях и зарубежных практиках, а также поддерживает создание в России показательных хозяйств для отработки инновационных методик ведения сельского хозяйства и поддержки образования.

В то же время, как и в случае с некоторыми другими странами БРИКС, существенным драйвером перехода на более устойчивые модели безотносительно интенсивности государственной политики в этом направлении становятся глобальные компании, работающие на внутреннем рынке. Например, компания Unilever, придерживаясь принципов устойчивого развития на глобальных рынках, выдвигает соответствую­щие требования и к локальным поставщикам. Одна из целей компании Unilever в рамках реа­лизации Плана устойчивого развития и повышения качества жизни (Unilever Sustainable Living Plan) – к 2020 году получать произведенными экологически рациональными (устойчивыми) методами 100% сельскохозяйственного сырья для своих производственных нужд. На российском рынке уже к 2015 году компания планирует обеспечить 100% объемов устойчивых закупок по маслу подсолнечника для производства локальной продукции. При методической поддержке Unilever один из российских поставщиков подсолнечного масла – компания ЗАО «Мономах» – уже проводит поэтапную перестройку и сертификацию своих фермерских хозяйств в Краснодарском крае и Ростовской области, в том числе по таким критериям, как «агрохимикаты и топливо», «передовые методы работы», «соответствие требованиям ­законодательства».

Несмотря на появление успешных примеров, глобальные компании в России на сегодняшний день чаще вынуждены закупать сырье для российской продукции за рубежом из-за несоответствия российского бизнеса требованиям и неготовности трансформировать бизнес-модель. Ситуация может начать меняться по мере изменения отношения российских поставщиков к требованиям «устойчивости бизнеса».


Китай

Согласно оценке Международного валютного фонда, в 2014 году китайская экономика стала крупнейшей в мире по паритету покупательной способности. На Китай приходится 21,4% от мирового объема производства сельскохозяйственной продукции, что ставит страну по данному показателю на первое место в мире. При этом практически весь объем производства продукции потребляется на внутреннем рынке. Несмотря на такие показатели, доля недоедающих в стране остается на высоком уровне по сравнению с другими странами БРИКС – 11,4%, большие показатели только в Индии. Рост спроса на продовольствие определяется изменением численности населения и увеличением доли среднего класса, для которого свойственны большие объемы потребления на человека – к 2020 году средний класс составит более 40% населения в сравнении с текущим показателем в 10%.

Решение растущей проблемы продовольственной безопасности Китая осложняется разрушающими последствиями масштабного применения интенсивной модели ведения сельского хозяйства на протяжении многих десятилетий. К 1980 году в Китае была сформирована сегодняшняя система организации аграрного сектора, ставшая, с одной стороны, драйвером экономического роста страны, с другой – источником существенных ограничений дальнейшего развития. Особенность новой системы заключалась в делении на семейные подряды, эффективность которых напрямую зависела от результатов производства. В погоне за эффективностью фермеры максимально использовали интенсивные методы ведения сельского хозяйства. Как результат, на сегодняшний день потеря сельскохозяйственных земель, по некоторым оценкам, составляет 37% национальной территории Китая. При этом деградация почв, засуха, опустынивание и расширение ареалов стихийных бедствий (c 1990 года в среднем в результате наводнений государственные потери составили около 1,5% от ВВП, а в результате засухи – более 1%) представляют сегодня серьезную угрозу как для аграрного сектора, так и для долгосрочного развития экономики Китая в целом. Только за последние несколько лет площадь пустынь разрослась на территориях нескольких тысяч поселений, в свою очередь, развитие урбанизации сокращает возможности для дальнейшего расширения сельскохозяйственных площадей. В результате объем доступных пахотных земель на человека в Китае в 2–4 раза меньше, чем в других странах БРИКС.

Решение растущей проблемы продовольственной безопасности Китая осложняется разрушающими последствиями масштабного применения интенсивной модели ведения сельского хозяйства на протяжении многих десятилетий. В погоне за эффективностью фермеры максимально использовали интенсивные методы ведения сельского хозяйства. Как результат, потеря сельскохозяйственных земель составляет 37% национальной территории КНР; деградация почв, засуха, опустынивание и расширение ареалов стихийных бедствий представляют сегодня серьезную угрозу как для аграрного сектора, так и для долгосрочного развития экономики страны в целом

Решение экологических проблем становится на сегодняшний день самой болезненной точкой дальнейшего развития аграрного сектора Китая. Вопрос перехода Китая к устойчивой модели ведения сельского хозяйства стоит достаточно давно. Впервые термин «экологическое сельское хозяйство» (shengtai nongye) возник в Китае в 1980 году, когда китайское правительство организовало первую общенациональную конференцию по аграрной экономике в Иньчуане. Сегодня китайское правительство выделяет целевое финансирование на исследования в области ресурсосберегающих методов и внедрение инновационных технологий. Например, в 2012 году свыше 100 млн долларов было инвестировано в реализацию более 2500 проектов по повышению качества удобрений.

Для решения сложившихся в сельскохозяйственном секторе проблем правительство Китая также стремится развивать международное сотрудничество со странами, обладающими успешным опытом работы с ресурсосберегающими технологиями. Так, благодаря сотрудничеству Министерства сельского хозяйства Китая c Министерством продовольствия и сельского хозяйства Германии и рядом крупных немецких компаний (Claas, Grimme, Lemken и Rauch – производители сельскохозяйственной техники) был запущен проект немецко-китайской показательной фермы в Ганьхэ (Ganhe). Его внедрение проходило в течение шести лет до декабря 2014 года. Работы проводились на 1000 га земли, где применялись современные сельскохозяйственные технологии, адаптированные для ведения растениеводства и управления фермами с помощью эффективных методов менедж­мента. Результаты внедрения подтвердили возможность сохранения природных ресурсов и снижения экономических затрат при высоких показателях производительности.

Ряд проектов реализуется при поддержке компании Cargill, одного из мировых лидеров по поставкам продуктов питания, сельскохозяйственных, финансовых и промышленных товаров. Учитывая проблемы низкого уровня квалификации фермеров, Cargill уже более 13 лет проводит регулярные тренинги, демонстрируя новейшие технологии, применяющиеся в аграрном секторе, которые позволяют повысить производительность и рентабельность производства. На сегодняшний день более 3 млн фермеров прошли подобные программы. Начиная с 2009 года Cargill совместно с Министерством сельского хозяйства страны помогает более чем 5 тыс. фермеров в провинциях Китая в совершенствовании систем ирригаций и других технологических решений для сохранения вод­ных ресурсов. В результате многолетней работы удалось сократить расход воды на 20–40%, что существенно повлияло на доходы фермеров. Одна из последних инициатив – совершенствование производства зерна в Китае, реализуемая в сотрудничестве с WWF компанией Coca-Cola, региональными властями и мелкими фермерствами и направленная на повышение производства зерна, снижение отходов, сохранение водных ресурсов и оптимизацию использования удобрений.


Индия

Тезис Махатмы Ганди о том, что «сельское хозяйство является основой индийской экономики», высказанный им более шестидесяти лет назад, сохраняет свою актуальность. Сегодня на агропромышленный сектор Индии приходится 20% от общего объема национального экспорта, в нем занято порядка 50% трудоспособного населения, а доходы более 70% индийских семей зависят от сельского хозяйства. Совокупность этих факторов делает развитие сельского хозяйства одним из базовых условий долгосрочного экономического роста страны.

Несмотря на существенный вклад интенсивной модели в развитие сельского хозяйства Индии в 1970–1980 годы, динамика роста в 1990–2000 годы снизилась, обострились вопросы низкого уровня технологической оснащенности, квалификации фермеров и доходности фермерских хозяйств. По сравнению с ситуацией в других странах БРИКС, вопрос продовольственной безопасности в Индии стоит наиболее остро. Стране так и не удалось вдвое сократить показатель уровня недоедающих с 1990 года (23,8%), сегодня он составляет 15,2% населения. Производительность труда в сельскохозяйственном секторе Индии в 8–10 раз ниже, чем в Бразилии, России и ЮАР. При сохранении темпов роста населения это усугубляет общую проблематику, повышает спрос на земельные ресурсы и фокус на дальнейшее развитие интенсивных методов ведения сельского хозяйства (увеличение количества удобрений, развитие систем ирригации и т.д.), которые могут дать быструю отдачу.

Учитывая, что Индия – это второй сельскохозяйственный производитель после Китая, дальнейшая интенсификация может обернуться схожими негативными последствиями. Некоторые из них проявляются уже сейчас: истощение ранее высокоплодородных почв, дефицит вод­ных ресурсов – развитие системы ирригации привело к повышению уровня подземных вод, заболачиванию отдельных районов, засоленности почвы. Однако в отличие от институциональных экологические проблемы на сегодняшний день еще не стали в Индии ключевым фактором, сдерживающим развитие сельского хозяйства.

Как и на более ранних этапах в Китае, для Индии характерна раздробленность сельскохозяйственных участков – 80% участков составляют по размеру менее 2 га. По индийским законам земля после смерти передается по наследству сыновьям равными долями. В результате условия ведения сельского хозяйства ухудшаются с каждым следующим поколением, а конкуренция за земельные ресурсы ведет к росту социальной напряженности. Государственные попытки обеспечить консолидацию фермерских хозяйств в 1990-е годы дали результаты только в отдельных районах (Пенджаб, Хариана, западная часть Уттар-Прадеша). Сейчас ставка делается на создание кооперативных хозяйств.

Второе ограничение развития сельского хозяйства – очень слабо развитая инфраструктура пищевой обработки, хранения и сбыта, начиная с отсутствия холодильного оборудования и заканчивая неразвитостью сельских дорог. Помимо этого условия сбыта продукции жестко регулируются на уровне региональных властей, вплоть до межрайонных ограничений на движение сельскохозяйственных товаров. Индийские фермеры зависят от посредников, которые, пользуясь ситуацией, выставляют бросовые цены на закупки. На операции по покупке-продаже на локальном рынке, то есть в самой деревне, отдельных видов зерновых и масличных культур может приходиться до 80–90% от объема производства. Сложившиеся таким образом цепочки поставок приносят значительные доходы наиболее состоятельной прослойке индийского общества, а попытки встроиться в систему без учета местной специфики могут привести к провалу даже глобальные корпорации, обладающие финансовыми ресурсами и поддержкой федеральных властей Индии. Например, такую ошибку допустила международная торговая сеть Metro Cash & Carry, когда попыталась впервые открыть магазины в Индии, в Бангалоре. Прямые поставки свежих фруктов и овощей от фермеров в магазины были заблокированы на местном уровне, что привело к закрытию магазинов.

На сегодняшний день на государственном уровне предусмотрен комплекс мер по развитию сельского хозяйства Индии, включая развитие складского хозяйства и системы ирригации, смягчение волатильности цен на внутреннем рынке, финансирование технологической оснащенности фермеров и развитие кредитования. Индия также делает ставку на привлечение внешних инвестиций и развитие международной кооперации, в частности были подписаны международные соглашения о сотрудничестве с 63 странами, направленные на развитие инфраструктуры, внедрение современных технологий, адаптацию лучших практик. В целом комплекс мер должен также повысить инвестиционную привлекательность сектора и обеспечить приток международных инвестиций, что в свое время стало одним из драйверов роста сельского хозяйства в Бразилии. Сегодня пул инвесторов в сельскохозяйственном секторе Индии включает, например, израильскую корпорацию ADAMA – седьмого в мире производителя удобрений, швейцарскую компанию Syngenta – одного из мировых лидеров в области производства средств защиты растений и семеноводства и упомянутую выше сеть METRO Cash & Carry, которой удалось пересмотреть подходы и запустить уже 16 магазинов на территории Индии. Концентрация глобальных игроков не только позволяет ускорить рост, но и создает предпосылки для постепенной интеграции более устойчивых методов ведения сельского хозяйства в Индии.


ЮАР

ЮАР – наиболее развитая страна в Африке. Хотя здесь проживает лишь 5% всего населения континента, доля ЮАР в совокупном ВВП региона составляет почти 30%. Одним из стимулов динамичного развития экономики стали масштабные реформы в сельскохозяйственном секторе страны. На сегодняшний день ЮАР полностью обеспечивает внутренние продовольственные потребности: доля недоедающих составляет 5%, что соответствует уровню развитых стран. ЮАР занимает лидирующие позиции по экспорту дорогостоящей сельскохозяйственной продукции: сегодня страна экспортирует более 140 видов фруктов.

Несмотря на то что в настоящее время перед ЮАР не стоят проблемы продовольственного обеспечения, с ростом численности населения, которое к 2035 году, по прогнозам, превысит 80 млн, вопрос может встать достаточно остро. При этом рост безработицы, уровень которой достиг 25% в 2014 году в сравнении с 9% в 1980 году, и дисбаланс между количеством сельских жителей и долей занятых в сельском хозяйстве (36% населения против 5%) ставят перед ЮАР еще одну задачу: создание новых рабочих мест в сельскохозяйственном секторе за счет повышения его привлекательности для малых фермерских хозяйств. Решение этих задач значительно осложняется, с одной стороны, особыми климатическими условиями, с другой – последствиями реформирования сельскохозяйственного сектора на предыдущем этапе развития.

Хотя у ЮАР сейчас нет проблемы продовольственного обеспечения, с ростом численности населения, которое к 2035 году, по прогнозам, превысит 80 млн, вопрос может встать достаточно остро. При этом рост безработицы и дисбаланс между количеством сельских жителей и долей занятых в сельском хозяйстве ставят перед ЮАР еще одну задачу: создание новых рабочих мест в сельскохозяйственном секторе за счет повышения его привлекательности для фермеров

Для страны всегда были характерны неблагоприятные условия ведения сельского хозяйства. Согласно исследованию WWF, ЮАР – страна с самым значительным дефицитом пресной воды и небольшим количеством осадков. Из 12% площадей, которые потенциально могут быть использованы под сельскохозяйственные нужды, только 22% обладают высоким потенциалом пахотных земель. С учетом климатических особенностей и ресурсных ограничений региона необходимость перехода ЮАР на ресурсосберегающие технологии ведения сельского хозяйства становится значимым фактором обеспечения достаточного объема производства в будущем.

Институциональная структура сельского хозяйства, сложившаяся в результате интеграции ЮАР в международный рынок, также создает ограничения для развития сектора. Масштабные инвестиции в создание систем ирригаций в ЮАР и снятие торговых барьеров позволили крупным фермерствам получить значительные преимущества в сравнении с мелкими хозяйствами и переориентироваться с производства так называемых базовых продуктов (включая зерновые и бобовые культуры) для внутреннего потребления на дорогостоящие продукты для экспорта. Такие изменения привели к значительному росту экспорта с 5% в 1988-м до 51% в 2008 году. В то же время для обеспечения внутреннего спроса ЮАР начала импортировать базовые виды продукции с внешних рынков, поддерживая низкие импортные тарифы. Это оказало существенное давление на мелких фермеров, которые были вынуждены конкурировать с зарубежными поставщиками за счет использования агрессивных методов ведения сельского хозяйства в попытке нарастить объемы производства. Чрезмерное использование удобрений в условиях дефицита воды помимо негативного влияния на окружающую среду практически закрыло для малых производителей ЮАР возможность встраивания в систему поставок крупных производителей и внешние рынки из-за несоответствия требованиям к производственным процессам и качеству продукции. Либерализация рынка, позволившая на примере Бразилии стать движущей силой развития сельского хозяйства, привела к разрушению институциональной структуры в ЮАР и значительному сокращению численности малых хозяйств.

Сегодня, согласно Плану развития страны до 2030 года, особая роль в развитии сельского хозяйства отводится именно поддержке малых фермерств и интеграции их в существующие коммерческие цепочки добавленной стоимости. При этом восстановление роли малых хозяйств должно быть основано на более современных, устойчивых технологиях, как с точки зрения экспортного потенциала, так и в силу ресурсных ограничений. Соответствующие инициативы уже начали реализовываться в ЮАР при существенной поддержке WWF, других некоммерческих организаций и крупных произво­дителей.

Среди инициатив можно отметить Living Farm Reference – программный документ, созданный в партнерстве WWF с местной некоммерческой организацией GreenChoice, основная цель которого – всестороннее обучение фермеров, стимулирование производителей и других агентов рынка переходить на модель устойчивого развития. Еще один пример поддержки со стороны частного и некоммерческого сектора – WWF Sustainable Agriculture Programme, запущенная в партнерстве с крупнейшим банком ЮАР Nedbank, которая выделяет необходимость перехода сельского хозяйства на модель устойчивого развития в целях обеспечения продовольственной безопасности в условиях ограниченных ресурсов страны. Аналогичные программы реализуются местными компаниями при поддержке WWF в сахарной промышленности (The Sustainable Sugar Farm Management System), виноделии (WWF-Biodiversity and Wine Initiative) и солодовом производстве совместно с крупнейшей пивоваренной компанией SAB Miller (Better Barley Better Beer).

***

Несмотря на то что страны БРИКС не представляют собой весь развивающийся мир, они являются одним из ключевых драйверов развития мировой экономики. В совокупности перед ними стоит задача обеспечения 40% населения Земли в условиях дефицита ресурсов. При этом все пять стран представляют собой совершенно разные примеры с точки зрения исходных условий и наиболее проблемных вопросов. Вместе с тем анализ опыта данных стран позволяет выявить набор общих подходов по снятию институциональных, регуляторных и инфраструктурных ограничений, стоящих на пути продовольственного обеспечения с учетом ресурсных ограничений.

Все страны в большей или меньшей степени уже столкнулись с негативными последствиями использования интенсивных методов ведения сельского хозяйства и в большинстве случаев пришли к необходимости перехода на ресурсосберегающую модель. Какие уроки можно извлечь из опыта стран БРИКС?

При внедрении новых технологий успешные результаты приносит комплексный подход, предусматривающий поддержку на уровне государства и сотрудничество между ключевыми игроками, включая местные или международные некоммерческие организации, выступающие в роли идеологов изменений, местные компании и глобальные корпорации – как производителей продуктов питания, так и поставщиков оборудования, семян, удобрений, а также международные и локальные финансовые организации.

При этом комплекс необходимых для внедрения мер должен включать: интенсификацию исследовательских работ и создание пилотных показательных площадок на национальном уровне, активное информационное освещение вопроса, предоставление образовательных возможностей для фермеров, развитие механизмов сельскохозяйственного кредитования.

Одним из ключевых факторов динамичного развития сельского хозяйства является обес­печение гарантированного уровня доходов малых фермерских хозяйств, например, через установление минимальных цен на закупку продукции. При этом необходимо учитывать, что далеко не всегда стимулы, создававшиеся государством для увеличения доходов в сельском хозяйстве в целом, вели к целевому результату в отношении малых хозяйств, – скорее наоборот.

Анализ опыта стран БРИКС по решению задач продовольственного обеспечения в условиях ограниченных природных ресурсов показывает, что возможные решения существуют, но они требуют беспрецедентной консолидации усилий игроков.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp