Приручение китайских медведей

Width 250px ap110129111768 fmt

Так ли близок Китай к кризису, как это сегодня любят представлять западные эксперты? BRICS Business Magazine предлагает взглянуть на ситуацию глазами одного из ведущих экономистов Поднебесной.

В последние 30 лет КНР не испытывает недостатка в зловещих прогнозах, но ни один из них не сбылся. Неужели нынешние так отличаются?

Если коротко, то нет. Сегодняшние предостережения, как и былые, базируются на исторических прецедентах и универсальных индикаторах, по которым о Поднебесной с ее уникальными экономическими характеристиками просто нельзя справедливо судить.

Иными словами, комплексность и своеобразие китайской экономики предполагают, что при анализе и оценке ее текущего состояния и показателей следует ориентироваться на детали и учитывать максимально возможное число действующих друг на друга факторов. У большинства прогнозов посылки неустойчивы, а потому и сами прогнозы на деле бессмысленны.

Взять, к примеру, высокий уровень долга. По мнению многих, это одно из главных оснований для кризиса. В конце концов, утверждают они, все развивающиеся страны, которые п­ережили мощный долговой бум, получили на выходе долговой кризис и «жесткую посадку».

Но чтобы понять, ждет ли Китай такая участь, нужно рассмотреть несколько специ­фических обстоятельств. Отношение долга к ВВП у него действительно очень высокое, но о множестве успешных восточноазиатских экономик можно сказать то же самое. Из примеров – Тайвань, Сингапур, Южная Корея, Таиланд и Малайзия. При прочих равных чем выше уровень сбережений, тем ниже вероятность того, что высокое отношение долга к ВВП спровоцирует финансовый кризис.

По правде говоря, такое отношение установилось в Китае во многом благодаря одновременному действию двух факторов: высокого уровня сбережений и высокого уровня инвестиций. И хотя неспособность рассчитаться по займам может способствовать образованию большого долгового бремени, доля неработа­ющих кредитов в портфелях крупных китайских банков не дотягивает и до 1%.

Даже если после всего этого заключить, что текущее отношение долга к ВВП представляет серьезную угрозу финансовой стабильности КНР, считать кризис делом решенным нельзя. Ожидать его можно, только если от большого долгового бремени к нему приведут все специ­фические нити. И все равно делать такие прогнозы стоит осторожно.

В числе вероятных катализаторов китайского кризиса часто называют пузырь на рынке недвижимости. Но совсем непонятно, как такой катализатор может сработать. Предположим, что пузырь лопнул. Субстандартных ипотечных кредитов в Китае нет, а размер первого взноса, необходимого для получения ипотеки, может превышать 50%. Цены вряд ли упадут настолько сильно, поэтому, даже если пузырь лопнет, банки останутся на плаву. Впрочем, они выживут, даже если цены упадут весьма значительно. Не в последнюю очередь потому, что ипотечные кредиты – это лишь около 20% их активов

В числе вероятных катализаторов китайского кризиса часто называют пузырь на рынке н­едвижимости. Но совсем непонятно, как такой катализатор может сработать.

Предположим, что пузырь лопнул. Субстандартных ипотечных кредитов в Китае нет, а размер первого взноса, необходимого для получения ипотеки, может превышать 50%. Цены вряд ли упадут настолько сильно, поэтому, даже если пузырь лопнет, банки останутся на плаву. Впрочем, они выживут, даже если цены упадут весьма значительно. Не в последнюю очередь потому, что ипотечные кредиты – это лишь около 20% их активов.

Кроме того, обвал цен привлечет в крупные города новых покупателей, и благодаря им рынок стабилизируется. А недавно анонсированная стратегия урбанизации должна помочь закреплению в городах такой демографической структуры, которая бы поддерживала внутренний спрос. Если и этого для предотвращения катастрофы будет недостаточно, государство сможет выкупить нереализованные объекты и превратить их в социальное жилье.

Наконец, банки могут вернуть часть денег через продажу заложенного имущества. В крайнем случае, чтобы избавить их от неработающих кредитов, может подключиться государство, как оно уже делало это в конце 1990-х и начале 2000-х. Судите сами: у КНР огромные валютные резервы, и если понадобится влить капитал в коммерческие банки, страна без раздумий их распечатает.

Как бы то ни было, этот сценарий крайне маловероятен. Да, китайская банковская система несет риски, исходящие из несоответствия сроков кредитов и депозитов. Но оно не столь глубоко, как думают некоторые наблюдатели. Средний срок депозитов в Поднебесной составляет около девяти месяцев, а средне- и долгосрочные кредиты занимают чуть больше половины портфеля.

Угроза может стать более осязаемой, если власти будут слишком быстро и усердно либерализовывать сферу движения капитала. Если Китай снизит ограничения по трансграничным потокам, то от такой неожиданности может начаться масштабное бегство капитала, и вся финансовая система рухнет. Поэтому КНР критически важно удерживать в обозримом будущем контроль над краткосрочными трансграничными потоками.

Что-то нужно делать и с фундаментальным расхождением процентных ставок и капиталоотдачи. Из-за фрагментированности кредитного рынка и жесткой политики регулятора (изъянами которой банки пользуются) ставки неуклонно растут, а капиталоотдача из-за избытка ликвидности стремительно падает.

Если власти не смогут развернуть этот тренд, то финансовый кризис (в той или иной форме) станет неизбежным. Однако учитывая широкие регуляторные возможности власти, краха ждать не приходится. Во всяком случае в ближайшее время.

Юй Юндин – экс-президент Китайского общества мировой экономики, экс-директор Института мировой экономики и политики при Китайской академии общественных наук, бывший член комитета по кредитно-денежной политике Народного банка Китая и бывший член консультативного комитета по национальному планированию Комиссии по национальному развитию и реформам КНР.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp