Поглощенные БРИКСом

Width 250px tip 006gar10459 fmt

Еще десять лет назад было трудно себе представить, что компании из стран БРИКС станут ключевыми игроками в глобальных M&A, способными выкладывать сотни миллионов и даже миллиарды долларов за активы по всему миру. Сейчас такие сделки превращаются в рутину.

Когда в 2005 году китайская нефтяная компания China National Offshore Oil Corp. (CNOOC) предложила 18,5 млрд долларов за американскую Unocal, это вызвало шок в политических и деловых кругах США, да и широкая общественность была в ужасе. Китайцам мало того, что они вытесняют отечественных производителей с внутренних рынков, теперь еще и компания, контролируемая коммунистическим правительством, пытается влезть в стратегически важную отрасль. CNOOC получила решительный отказ, и Unocal досталась американской же Chevron, несмотря на то что та предложила меньшую цену.

Искусство убеждать

Конфуций учил: истинное величие заключается не в том, чтобы никогда не падать, а в способности подниматься после каждого падения. Поражение преподало китайской компании два урока терпения. Во-первых, к большой цели лучше двигаться малыми шагами. Вместо того чтобы пускаться в погоню за очередной крупной «добычей» с риском вновь ее упус­тить, CNOOC стала собирать относительно небольшие активы в разных регионах, включая Северную Америку. Во-вторых, мегасделки в таких отраслях, как нефтегазовая, нельзя совершать, просто явившись с большими деньгами: они требуют детальной проработки и подроб­ного обсуждения с профильными политиками. Этот урок в CNOOC выучили на «отлично». Подтверждение тому – покупка канадской компании Nexen, завершившаяся в феврале этого года. Инвестиция на сумму 15,1 млрд долларов потребовала согласования с властями не только Канады, но и США и стала самым крупным зарубежным приобретением, когда-либо совершенным компанией из Китая.

Инвесторы из Поднебесной оттачивают мас­терство M&A не только в нефтянке, но и в других политически чувствительных секторах. Их готовность к конструктивному ди­алогу и разум­ным компромиссам находит позитивный отклик в принимающих странах. Так, в январе этого года правительство США одобрило приобретение производителем автокомпонентов Wanxiang Group компании A123 Systems – обанкротившегося производителя батарей, несмотря на то что две дюжины членов конгресса выступали против сделки. «Отчасти китайский покупатель добился своего благодаря тщательному структурированию сделки: из нее были выведены активы, имеющие отношение к технологиям двойного назначения, – комментирует Мао Тонг, парт­нер юридической фирмы Squire Sanders, консультирующей по вопросам международных M&A. – Что касается покупки Nexen, то ради ее согласования CNOOC пришлось уступить контроль над активами канадской компании в Мексиканском заливе, поскольку американские власти стали бы возражать против их передачи китайскому инвестору. Каждая из этих сделок имела специ­фические сложности, но тот факт, что обе они были успешно завершены, показывает, что климат для таких соглашений улучшается». По мнению эксперта, сохранению этой тенденции будет способствовать не только накопление опыта покупателями: власти США и Европы разрабатывают более последовательные и прозрачные правила, определяющие критерии запрета сделок из соображений национальной безопасности.

Положение дел существенно изменилось по сравнению с тем, каким оно было в начале и середине 2000-х годов: Запад пытается преодолеть трудности, темпы экономического роста низкие или даже отрицательные, рассуждает Рубен Исраелян, директор отдела консультационных услуг по сделкам слияния и поглощения компании Ernst & Young. «С одной стороны, компании Запада испытывают серьезную потребность в наличных средствах и инвестициях, с другой – инвесторы из стран БРИК могут многое предложить». К тому же последние сократили отставание в сфере технологий, корпоративного управления и во многих других областях, отмечает эксперт.

Кризис в Европе, в частности, способствовал большей лояльности к покупателям из БРИКС. Так, китайские компании активно участвовали в приватизации электроэнергетики в Португалии. Большие пакеты акций в Energias de Portugal и REN (Redes Energeticas Nacionais) достались им без особого шума, что в прежние времена было трудно себе представить.

Хороший пример заразителен

Принято считать, что трансграничные M&A редко оправдывают ожидания инвесторов. В 2008 году, когда индийская Tata Motors купила у Ford британские Jaguar и Land Rover за 2,3 млрд долларов, в успех этой затеи мало кто верил. Оба бренда уже были убыточными, а разразившийся через полгода мировой кризис сделал шансы на их возрождение еще более сомнительными. Скептики считали, что Ратан Тата в очередной раз переплатил за европейскую «игрушку», и припоминали ему гигантскую сталелитейную сделку между Tata Steel и англо-голландской Corus. Однако в случае с Jaguar Land Rover смена инвестора сработала. Tata Motors вложила в приобретенный люксовый бизнес миллиарды долларов. JLR провела радикальное сокращение издержек и сосредоточилась на освоении развивающихся рынков, в том числе китайского. Итогом этих усилий стало ее превращение в золотую жилу для индийцев. По подсчетам рейтингового агентства Moody’s, в финансовом году, завершившемся в марте 2012-го, подразделение JLR принесло Tata Motors две трети консолидированных доходов и более 70% EBITDA.



«Несмотря на то что активность в сфере M&A в мире замедлялась в течение последних 24 месяцев, доля компаний из БРИКС в поглощениях в Европе и США в целом увеличилась, – констатирует партнер Roland Berger Strategy Consultants Герд Зиверс. – Во многих случаях инвесторы из БРИКС успешно воплощали свои долгосрочные стратегии в отношении приобретаемых бизнесов, и их стали воспринимать так же, как инвесторов из других регионов».

Другой пример, ставший уже классическим, – поглощение китайской Lenovo подразделения IBM по производству ПК. До сделки покупатель занимал маргинальную долю на глобальном рынке, и за пределами страны базирования его почти никто не знал. Сегодня компания с мировым именем продает около 15% ПК в мире, уступая лишь HP. Причем в условиях тяжелой конъюнктуры Lenovo единственной из пятерки лидеров удается поддерживать стабильные продажи.

Бразилия тоже вносит свой вклад в «копилку» знаковых M&A, повышающих статус БРИКС в мире глобальных инвестиций. Запивая «Будвайзером» купленный в Burger King сэндвич, американский обыватель, сам того не подозревая, обогащает бразильца Хорхе Пауло Леманна – человека, который стоял за слиянием пивных гигантов InBev и Anheuser-Busch за астрономические 52 млрд долларов и сейчас владеет контрольным пакетом акций объединенной компании. Он же организовал выкуп в частную собственность знаменитой сети закусочных за 4 млрд долларов. В феврале нынешнего года возглавляемый Леманном фонд прямых инвестиций 3G Capital стал партнером Уоррена Баффета в приобретении производителя кетчупов Heinz (цена вопроса – 28 млрд долларов).

Кризис в Европе способствовал большей лояльности к покупателям из БРИКС. Так, китайские компании активно участвовали в приватизации электроэнергетики в Португалии. Большие пакеты акций достались им без особого шума

Наряду с мегасделками, компании из БРИКС ежегодно участвуют в сотнях небольших и средних M&A. Сохранение непростой ситуации в мировой экономике способствует тому, что покупатели стали более осторожными и избирательными, чем были до кризиса. «Интересно, что, за исключением покупок в сырьевом секторе (их объемы по-прежнему велики), индийские корпорации стали фокусироваться на небольших и средних активах, – отмечает старший исполнительный директор подразделения M&A индийской Kotak Investment Banking Саурав Маллик. – Мы ждем, что этот тренд останется в силе, поскольку такие сделки, как правило, носят стратегический характер и реже предполагают большие объемы долгового финансирования». Неудивительно, что отношение к «новым инвесторам» во многих секторах становится все более ровным: из экзотики они превращаются в нормальное явление и вопреки суворовской поговорке берут свое и числом и умением.

Китай набирается опыта

Отношение к китайским инвес­тициям на Западе постепенно меняется. Попытка CNOOC купить Unocal была плохо скоординирована и слабо подготовлена, что добавило напряженности в и без того непростое отношение американских влас­тей к данному вопросу. Китайская компания сделала свое предложение позднее, чем Chevron, она не обсудила возможность сделки с ключевыми людьми в Вашингтоне заблаговременно и не имела проактивной стратегии решения тех вопросов, которые неизбежно должны были возникнуть. К тому же это была первая попытка подобного рода, обреченная на неоднозначное отношение.

В CNOOC усвоили эти уроки и применили их в случае с Nexen. Потенциальное предложение было заранее вынесено на обсуждение с чиновниками в Канаде и США. Китайцы предложили оставить штаб-квартиру компании в Канаде и пообещали не трогать ее менеджмент и работников. К тому же Nexen имела хорошо известные проб­лемы в управлении, а ее проекты по разработке нефтеносных песков требовали новых капиталовложений. Важно, что инвес­тор предложил очень высокую премию к рыночной цене, и это привело в восторг акционеров. Словом, китайцы были готовы к тому, что возникнут вопросы, и в своей заявке подготовили четкие ответы на них.

Я думаю, что среда для инвестиций азиатских компаний также улучшается, по мере того как они входят в многочисленные проекты по разработке сланцевых месторождений нефти и газа, становясь в них миноритарными акционерами. Эти инвестиции не вызывают таких опасений, как в предыдущих случаях, и постепенно отношение к инвесторам из Азии становится более спокойным, ведь они ведут себя в точности так же, как и компании из других стран.

Несмотря на все это, восприятие крупных инвестиций государственных нефтяных компаний из Китая остается болезненным. Фундаментально сохраняется подозрение, что они потенциально могут служить инструментами стратегических намерений Пекина, «ширмами» его государственной политики. Я считаю, что в США любые попытки прямого поглощения китайцами американской нефтяной компании среднего размера по-прежнему будут восприниматься неоднозначно. Многое будет зависеть от конкретных условий такого предложения, но в целом на Капитолийском холме преобладает скепсис. Канадские политики, одобрив покупку Nexen, ясно дали понять, что в дальнейшем попытки поглощений такого рода будут иметь мало шансов на успех. Очевидно, что подобные опасения в отношении потенциальных инвестиций китайцев в добывающие отрасли сохраняются и в других странах, таких, например, как Австралия: у местных властей нет уверенности в том, как найти баланс между объемами таких вложений и сохранением национального контроля над развитием сырьевого сектора. В США, где нефтегазовая отрасль огромна, все упирается не в возможные масштабы, а скорее в преобладание стратегического недоверия, которое подпитывает подозрительность по отношению к китайским госкомпаниям, особенно в сфере природных ресурсов.

Я полагаю, что череда китайских инвестиций в сырьевой сектор продолжится. Страна будет потреблять все больше нефти, газа и другого сырья, а капитал для подобных крупных инвестиций имеется в изобилии и стоит дешево. Более того, госкомпании готовы платить большие премии за приобретаемые активы, международные корпорации в этом отношении не могут с ними тягаться. В отличие от последних, госкомпании не обременены требованиями акционеров обеспечить высокую доходность инвестиций. При этом, набирая опыт, они становятся более умелыми покупателями. Уделяют все более пристальное внимание стоимости приобретаемого бизнеса и выбирают объекты в ключевых для себя областях, а не покупают все, что подвернется, как это случалось в прошлом. Их сделки нацелены на участие в проектах по производству СПГ, сланцевых нефти и газа, глубоководной разведки и добычи – во всех сегментах, где крупнейшие игроки имеют конкурентные преимущества.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp