Платформа для независимости

Width 250px img 4913 fmt

«Концепция участия РФ в объединении БРИКС» определяет роль этой организации в российской внешней политике как «ключевую» и «направленную на долгосрочную перспективу». Будущее блока – в сотрудничестве в сфере технологий для создания собственных инновационных продуктов и решений, которые позволят снизить зависимость от западных.

Зачем нам объединяться?

То, что наш мир в последние десятилетия постепенно меняется и входит в новую стадию развития, не вызывает сомнений ни у кого, но восприятие изменений и официальная трактовка разнятся по условной линии Запад – Восток+Юг. Трактовка России, выражаясь словами президента Владимира Путина, состоит в том, что «современный мир многополярен, сложен и динамичен». Эта точка зрения, очевидно, близка нашим партнерам по БРИКС и не устраивает тех, кто, по словам президента, «пытается построить модель международных отношений, в которой бы все решения принимались в рамках единственного полюса».

Как не раз отмечали эксперты, БРИКС одновременно – и главный символ многополярного мира, и драйвер его развития. Эти пять стран представляют интересы огромной части мира, исторически исключенной из большой игры и теперь с огромной симпатией относящейся к идее многополярности, в условиях которой многие из них – возможно, впервые – получат право самостоятельно решать свою судьбу.

БРИКС, даже без учета сочувствующих стран, – гигант. Это почти половина населения планеты, 25% территорий, почти четверть мирового ВВП. Более того, один из его членов, Китай, уже вырывается в лидеры по объему ВВП, а согласно долгосрочному прогнозу ОЭСР, к 2060 году на Индию и Китай с их гигантским человеческим ресурсом и внутренним рынком будет приходиться 46% мирового ВВП.

Встает закономерный вопрос: что при таких грандиозных возможностях и потенциале мешает странам БРИКС выйти из категории развивающихся, не оставив сомнений в многополярности мира? Ответ на него крайне сложен и затрагивает сложившуюся мировую финансовую систему, центры военной силы, культурное влияние и другие аспекты, включая технологии, где наши страны следуют в фарватере Запада.

Уникальность нынешней ситуации в том, что, как отмечают аналитики, человечество прошло эволюционную часть научно-технического этапа развития, связанного с компьютеризацией и распространением интернета, и стоит на пороге очередной технологической революции. На сей раз она не получит единого символа в виде парового двигателя, конвейера или компьютера и будет заключаться в совокупности влияния новых технических возможностей при систематизировании их применения в производстве. Такие изменения создают то, что в технических науках и социологии называют точкой бифуркации – этапом системной нестабильности, за которым следует ее новое состояние. Это открывает невероятные возможности перед нашими странами. Если сравнивать с «Формулой-1», то это сложный поворот, на котором есть шанс отыграть отставание или даже обогнать. Необходимо лишь держаться на хвосте у лидера, не позволяя ему уйти в отрыв.

Технологии – это та часть системного отставания, где можно, опираясь на политику догоняющего развития, сложить наши потенциалы и добиться существенных подвижек в сравнительно короткие сроки. Рост высокотехнологичного сегмента экономики приближает ее структуру к уровню развитых стран и повышает ее международную конкурентоспособность, отражаясь на всех аспектах жизни общества. Для этого требуются равноправное участие в системе международного разделения труда и доступ к мировым рынкам. С этим у стран БРИКС определенные трудности, выражающиеся в частичной закрытости богатых рынков стран Запада, ограничении доступа к критическим технологиям и зависимости от решений трансконтинентальных компаний, имеющих тенденции к подконтрольности со стороны крупных финансовых групп Запада.

Где мы находимся?

Фундаментом для имплементации новых подходов в рамках БРИКС является уровень технологического развития стран блока, поскольку даже синергетический эффект любого сотрудничества в этом направлении будет зависеть от потен­циала каждой из пятерки стран.

В рейтинге конкурентоспособности экономик мира 2014 года в блоке БРИКС лидирует Китай, занимающий 28-е место. Россия, ЮАР и Бразилия расположились рядом, заняв соответственно 53-е, 56-е и 57-е места, Индия на 73-м. При этом Россия существенно опережает партнеров по доступности современных технологий (29-е место против 83-го у Китая, 66-е – у ЮАР, 58-е – у Бразилии и 121-е – у Индии) и отстает по развитию инноваций (65-е место против 32-го у Китая, 62-е у Бразилии, 43-е у ЮАР и 49-е у Индии).

Отставание России в области инноваций является лишь следствием двух десятилетий недофинансирования науки и научно-производственного сектора экономики. Нынешние тенденции и наработанный в последние годы задел в этой сфере хорошо отражены в ежегодном рейтинге Всемирной организации интеллектуальной собственности «Глобальный индекс инноваций – 2014», оценивающем эффективность вложений в НИОКР.

В прошлом году Россия сделала рывок сразу на 13 позиций, что стало рекордным скачком среди 143 стран рейтинга. Заняв 49-е место, Россия приблизилась к Китаю (29-е место) и оторвалась от остальных участников БРИКС (ЮАР – 53-е, Бразилия – 61-е, Индия – 76-е). При этом все участники объединения показали рост и были отнесены к «эффективным инноваторам».

Рост вклада «пятерки» в мировую научно-инженерную мысль стал, на наш взгляд, результатом формирования в четырех странах (за исключением России) научно-технического комплекса, состоящего из появления высших учебных заведений и становления системы государственной поддержки НИОКР, окончательно сформировавшейся и принявшей современные формы начиная с середины 1980-х годов. В России, которую авторы доклада традиционно выделяют из-за колоссального человеческого капитала, созданного еще советской системой образования, аналогичные процессы были вновь запущены лишь в XXI веке и благодаря мощным катализаторам в виде имеющейся научной базы и инфраструктуры развиваются значительно быстрее, чем у партнеров.

Вырисовывающаяся картина не полностью отражает потенциал стран, но красноречиво демонстрирует возможности, которые могут возникнуть в случае объединения потенциалов. Наши страны уже пошли по этому пути, что отражено в принятом правительством России 14 марта этого года меморандуме о сотрудничестве в сфере науки и инноваций со странами БРИКС. Среди приоритетов сотрудничества – создание научных инкубаторов и обмен технологиями.

Какую роль Россия играет в БРИКС?

Приведенные нами данные наглядно показывают, что Россия с Китаем фактически являются драйверами технологического и научного развития блока. Однако этот факт крайне слабо отражен в структуре нашей торговли.

Основу российского экспорта по результатам за 2013 год составляют нефть и нефтепродукты, металлы, машины и оборудование. В структуре российского экспорта в страны БРИКС, по данным 2013 года, основная доля поставок приходится на такие группы: минеральные продукты (главным образом продукция топливно-энергетического комплекса) – 62,4%, машины, оборудование и транспортные средства – 11,6% и продукция химической промышленности – 10,4%.

Ключевой торговый партнер России в рамках БРИКС – Китай (89 млрд долларов за 2013 год). В 2014-м товарооборот между странами увеличился до 95 млрд. При этом в российском экспорте доля нефтепродуктов составляет 71,63%, а машин чуть более 1%. Впрочем, последняя цифра за последний год выросла почти в два раза, и рост будет продолжаться. Большинство совместных проектов находятся на стадии подготовки или строительства необходимой инфраструктуры. Это касается таких проектов, как совместное строительство мощностей по добыче губчатого титана в Цзямусы (провинция Хэйлунцзян), создание нефтеперерабатывающего завода в Тяньцзине (будет запущен в 2020 году). В 2014 году подписан меморандум между ОАК и китайской корпорацией COMAC о разработке пассажирского широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета, «Вертолеты России» совместно с китайской стороной ведут разработку тяжелого транспортного вертолета, а 8 мая этого года подписано соглашение о создании совместной лизинговой компании, которая в ближайшие годы реализует на территории Китая рекордное количество (порядка 100 единиц) российских региональных самолетов SSJ100. Стоит прибавить соглашение «УралВагонЗавода» и группы «Хунхуа» о совместном производстве тяжелых буровых установок на территории России, подписанное в 2013 году, и недавно завершенное совместное строительство завода в Новосибирске по выпуску аккумуляторных литий-ферро-фосфатных батарей для электроавтобусов и электромобилей.

Двусторонний товарооборот России и Индии по итогам 2014 года составил 9,5 млрд долларов. Несмотря на невысокие объемы, структура экспорта позитивна для России. Доля машин, оборудования и транспортных средств составляет 36,7% (в 2013-м – 54,5%). При этом и закупает Россия в основном не сырье (машины, оборудование и транспортные средства – 18,8%, продукция химической промышленности – 30,7% и т.д.). Эти цифры отражают существующую тенденцию к развитию совместных высокотехнологичных производств, в том числе и в области ОПК (Индия – один из основных партнеров России в этом направлении).


«Вертолеты России» и компания Elcom Systems Private Limited создали СП по сборке в Индии российских вертолетов марок «Ми» и «Ка». Крупнейшим двусторонним проектом стала совместная разработка многоцелевого транспортного самолета (МТС). С российской стороны разработчик проекта – ОАО «ОАК-ТС», а с индийской – Hindustan Aeronautics Ltd

В Индии ведется сборка российских многоцелевых истребителей четвертого поколения ­Су-30МКИ, страны ведут совместную разработку семейства ракет Bramos, «Вертолеты России» и компания Elcom Systems Private Limited создали СП по сборке в Индии российских вертолетов марок «Ми» и «Ка». Крупнейшим двусторонним проектом стала совместная разработка многоцелевого транспортного самолета (МТС). С российской стороны разработчик проекта – ОАО «ОАК-ТС», а с индийской – Hindustan Aeronautics Ltd. В гражданской сфере страны сотрудничают в области атомной энергетики – Россия строит АЭС «Куданкулам» (первый блок достроен в 2013-м, второй должны запустить в 2015-м. Планируется построить еще шесть блоков до 2017 года и четыре – после 2017-го). Также ведется сотрудничество в автомобилестроении (СП «КАМАЗ Вектра Моторз Лтд», созданное в 2009 году для производства большегрузных автомобилей различных модификаций «КАМАЗ») и в химической промышленности и фармацевтике (российская компания «СИБУР» совместно с индийской Reliance Industries Ltd строит завод по производству бутилкаучука мощностью 100 тыс. тонн под Джамнагаром; «Фармасинтез» приобрел контрольный пакет акций индийского производителя современных препаратов лечения онкологических заболеваний Biosynthesis Laboratories).

Товарооборот России и Бразилии составляет всего 438,9 млн долларов, и РФ занимает лишь 19-ю строчку торговых партнеров этой страны (1,17%). Основа российского экспорта – железные руды и нефтепродукты, а импорт почти полностью состоит из продукции сельского хозяйства.

Наши отношения в области высокотехнологичного сотрудничества, несмотря на высокий потенциал, развиваются медленно, и даже намеченные проекты не спешат воплощаться в жизнь. Тем не менее существуют направления, где технологическое взаимодействие России и Бразилии играет важнейшую роль. В частности, это энергетическое машиностроение. «Силовые машины» создали филиал Power Machines E.G.E. do Brasil Ltda, который способствует продвижению продукции компании на бразильский рынок, а также осуществляет комплексное сервисное обслуживание генераторов к паровым, газовым и гидравлическим турбинам. Кроме того, производитель газотурбинного оборудования ОАО «НПО “Сатурн”» и бразильская компания «ИНЕПАР-Системас-ди-Энержия» объявили о намерении создать СП по сборке на территории Бразилии блоков электростанций и газоперекачивающих агрегатов на базе газотурбинных двигателей российского производства. Развивается сотрудничество в области авиастроения. «ВСМПО-АВИСМА» на 100% закрывает потребности крупнейшей бразильской авиастроительной компании Embraer в титане и титановой продукции. Российские вертолеты медленно завоевывают бразильский рынок боевой и гражданской авиации. В частности, ведутся переговоры о создании совместного предприятия по сборке вертолетов Ми-171 и передаче Бразилии технологий, необходимых для ремонта уже поставленной техники. Бразилия также готова делиться технологиями с Россией. Так, крупный мировой производитель холодильной техники Metalfrio Solutions приобрел в 2007 году компанию Caravell/Derby и занимается развитием в Калининградской области завода по производству холодильного и морозильного оборудования.

Товарооборот России и ЮАР в 2014 году составил 975,9 млн долларов и состоит он, как и в случае с Бразилией, преимущественно из сырьевых товаров. Россия импортирует фрукты, руду и прокат. Экспорт включает ферросплавы, химическую продукцию, пластмассу и резину. Впрочем, отношения двух стран в последние годы переживают подъем. В 2013-м рост товарооборота составил 130,72%.

Активным игроком в ЮАР выступает российская компания «Ренова», которая с начала 2000-х годов участвует в разработке месторождений марганца, титана и урана. С 2013 года «Ренова» стала сотрудничать с южноафриканской компанией Inyanga Energy Investments в области развития альтернативной энергетики, в частности солнечных электростанций. В 2010 году ОАО «Северсталь» приобрело 25,6% акций металлургической компании из ЮАР Iron Mineral Beneficiation Services (IMBS). Благодаря сделке «Северсталь» получила доступ к технологии Finesmelt, сокращающей издержки производства стали и запатентованной компанией IMBS. Происходит и трансфер российских технологий в ЮАР. «Вертолеты России» совместно с южноафриканской компанией Denel Aviation построили региональный сервисный центр для обслуживания российских вертолетов, а НПО «Национальное телемедицинское агентство» реализует пилотный проект по созданию в ЮАР национальной телемедицинской системы, в рамках которого уже было поставлено несколько комплексов оборудования.

Что такое промышленная дипломатия?

Нынешнюю степень интеграции России в технологическое сотрудничество в рамках БРИКС нельзя назвать приемлемой, и она должна быть существенно увеличена.

Сильная сторона России – это научный потенциал и обладание существенным технологическим багажом, который в последнее время был систематизирован и начал прирост. Наша страна должна играть важную роль в пятерке не только как «энергетическая сверхдержава», но и как центр, ориентированный на создание новых производств как на своей территории, так и на территории стран-партнеров. Сферы, в которых мы могли бы стать лидерами, это: электроэнергетика (в том числе атомная и альтернативная энергетика), производство химических продуктов для сельского хозяйства, автомобилестроение, железнодорожное машиностроение, судостроение, авиационная промышленность, сельскохозяйственное машиностроение, фармацевтика и производство медоборудования, космос, оборонная промышленность, инфраструктура грузовых и пассажирских перевозок.

В этом смысле создание в России крупных промышленных корпораций и возможности, которые предоставляет объединение большого количества производств в единый комплекс, открывают дорогу развитию «промышленной дипломатии». Госкорпорации выступают своего рода технологическими послами страны. Контакты на уровне корпораций позволяют в режиме нон-стоп вести диалог с партнерами о выстраивании отношений в самых чувствительных областях. «Ростех», например, стремится упростить доступ иностранным партнерам на российский рынок, работает над привлечением инвестиций и реализацией новых проектов. Мы обязаны быть в курсе потребностей наших парт­неров. Это необходимо для подготовки предложений, которые все чаще носят модульный многоэтапный характер. Мы продаем именно решения, а не просто готовую продукцию. Причем каждое решение состоит как из вопросов финансирования, так и из сугубо технических моментов, как конструктор – из блоков.

Такой подход не только приносит прибыль в российский бюджет, но одновременно способствует развитию экономик стран-партнеров и появлению возможностей для постоянного научно-технологического развития. В этом смысле крайне показателен пример ВПК. Сейчас, когда государство вплотную занялось перевооружением армии, оно закупает образцы техники, создание многих из которых было бы невозможно без нашей работы с Индией и Китаем.

В последние годы мы стремимся избавиться от перекоса в отношениях с Китаем и Индией в сторону работы по военной тематике, уделяя большее внимание технологиям двойного применения и гражданским направлениям. С Бразилией и ЮАР мы изначально строим отношения на основе такого подхода.

За последние годы нам удалось добиться серьезных успехов. В августе 2012 года «Вертолеты России» поставили два Ми-172, сертифицированных в Индии, для государственной компании Pawan Hans Helicopters Ltd. «Вертолеты России» в настоящее время прорабатывают варианты организации производства различных агрегатов вертолетов на территории Индии. В этой стране действует СП КАМАЗа. В Китай экспортируются совместно разработанные электронные и оптоэлектронные изделия (в кооперации участвуют холдинги «Росэлектроника» и «Швабе»), сотрудничаем в области технологической модернизации объектов химической промышленности. В КНР поставляются КамАЗы. В рамках проектов по газификации провинций Китая возможна поставка до 80 газотурбинных установок мощностью 25 МВт. Организации «Ростеха» заключили соглашение с Китайской корпорацией аэрокосмической науки и техники (CASC), корпорацией авиационной промышленности (AVIC) и Китайской корпорацией аэрокосмической науки и промышленности (CASIC). Ранее были подписаны соглашения с другими крупными китайскими компаниями, в том числе с корпорацией Poly Group.

Хороший пример развития сотрудничества с бразильскими партнерами – это создание совместного предприятия КАМАЗа и Marcopolo по производству автобусов. Развитием проекта может стать новый и наиболее перспективный формат нашей работы в рамках БРИКС – переход от двусторонних к многосторонним проектам. Сейчас обсуждается возможность производства российско-бразильских автобусов в интересах ЮАР, где бразильская компания занимает заметную часть рынка и располагает производственными мощностями.

Если говорить о сотрудничестве с ЮАР, в 2013 году холдинг «Вертолеты России» совместно с южноафриканской компанией Denel Aviation создал в Йоханнесбурге центр по ремонту и обслуживанию гражданских вертолетов российского производства. Открытие центра было приурочено к саммиту стран БРИКС в ЮАР. НПК «Техмаш» заключил контракты на поставку в эту страну многофункционального комплекса оружия ограниченного поражения «Оса» и учебно-тренировочных боеприпасов.

Все эти усилия дополняются продолжением развития военной составляющей наших технологических взаимоотношений. Предприятия ОДК поставляют двигатели АЛ-31ФН для китайского истребителя J10, «Рособоронэкспорт» ведет контрактные переговоры с КНР о поставке самолетов Су-35. ОПК «ОБОРОНПРОМ» совместно с «Вертолетами России» рассматривают возможность создания совместного предприя­тия для выполнения сервисного обслуживания вертолетов типа Ми-17 для ВВС Индии. Индийской стороне передана лицензия на производство 120 двигателей РД-33. В марте 2014 года НИМИ (входит в НПК «Техмаш») подписаны контракты на поставку и организацию лицензионного производства бронебойных подкалиберных снарядов в Индии. МКБ «Компас» решением Минпромторга России определено одним из исполнителей контракта по предоставлению индийской стороне доступа к сигналу высокой точности российской глобальной навигационной спутниковой системы ГЛОНАСС, включая поставку навигационной аппаратуры потребителей и интеграцию российских компонентов в состав навигационной аппаратуры.

Как победить в глобальной конкуренции?

России необходимо перейти от продажи готовой продукции к продаже технологий в составе пакетных предложений. На данном этапе развития наших решений им нужен рынок. Емкость внутреннего рынка РФ недостаточна, а рынки Запада давно поделены и ориентированы на технологические решения своих компаний. Кроме того, они хоть и располагают высокой платежеспособностью, но их потенциал не сопоставим с парт­нерами России по БРИКС. Стратегия «технологии в обмен на рынок» может стать основной для России в отношениях с Индией, Бразилией и ЮАР в ближайшей перспективе. Отношения с Китаем уже строятся на продвижении технологического сотрудничества путем реализации крупных совместных проектов, в том числе нацеленных на рынки третьих стран. Этот подход оптимален для обеих стран.

Такое направление работы соответствует господствующей сегодня тенденции среди стран БРИКС по модернизации экономик путем создания собственных инноваций и уменьшения зависимости от иностранных технологий. Важнейшая задача, от решения которой будут напрямую зависеть политические и экономические перспективы «пятерки», – это возможность «объединить» свои усилия, создать единый контур импортозамещения, не отказываясь при этом от сотрудничества со всеми странами, включая Запад.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp