Передышка для развивающегося мира

Центр тяжести мировой экономики уже сместился на Восток, как бы ни сопротивлялись этому критики теории о грядущей концентрации мирового экономического роста на территории emerging markets.

Последние несколько лет для стран БРИКС были непростыми. В условиях общего замедления роста на развивающихся рынках экономика большинства из них оказалась в состоянии рецессии. Валюты ослабли вслед за обвалом сырьевых котировок и ускорением оттока капитала. Развивающиеся рынки акций, некогда столь популярные среди инвесторов, готовых ради их высокого потенци­а­ла роста идти на повышенный риск, утратили свою привлекательность, поскольку теперь их высокой рискованности сопутствует не менее высокая волатильность. Решение ФРС США отложить возврат к нормальному режиму монетарной политики, принятое 17 сентября, вызвано, судя по всему, опасениями по поводу негативной ситуации на мировых рынках, под которыми, как известно, Федрезерв подразумевает в первую очередь Китай. И действительно, именно Китай стоит в авангарде общего спада на развивающихся рынках.

Экономика КНР, вторая по величине в мире, замедляет свой рост и близка к рецессии, несмотря на предпринятое снижение процентных ставок и девальвацию национальной валюты, объявленную 11 августа этого года. После периода укрепления юаня, по отношению к которому ослабли остальные мировые валюты, китайские власти изменили курс своей экономической политики. Активный подъем экономики КНР, когда на протяжении многих лет она росла двузначными темпами, движимая инвестициями, кредитным бумом и масштабным фискальным стимулированием, безусловно, спас мировую экономику, не дав ей погрузиться в депрессию в 2007–2008 годах. Теперь правительство Китая пытается переключиться на модель экономического развития, основанную на потреблении, но багаж избыточных производственных мощностей оказывает на экономику дефляционное давление, которое уже стало причиной прекращения суперцикла на рынках сырья.

Накопив за предыдущие годы благодаря недооцененности юаня крупнейшие в мире валютные резервы, Китай сейчас начинает сокращать их, что означает снижение вложений в американские казначейские обязательства. Однако в силу всеобъемлющего характера дефляционного давления, которое Китай оказывает на мировую экономику, это не ведет к росту их доходности. Напротив, рыночные индикаторы инфляционных ожиданий в настоящее время снижаются, что ограничивает потенциал роста доходностей на основных рынках суверенного долга. Более того, это ограничивает и потенциал роста курса доллара США, которому многие в последнее время предрекали резкое укрепление. Учитывая, что уже дважды в истории циклы ужесточения монетарной политики ФРС и укрепления доллара становились причинами кризисов на развивающихся рынках (в 1979–1982 годах в Латинской Америке и в 1994–1997 годах в Азии), для руководства стран с развивающейся экономикой это можно считать неплохой новостью, поскольку, если вопреки ожиданиям рынка процентные ставки в США останутся низкими, а доллар – слабым, это может дать им необходимую
передышку.


Правительство Китая пытается переключиться на модель экономического развития, основанную на потреблении, но багаж избыточных производственных мощностей оказывает на экономику дефляционное давление, которое уже стало причиной прекращения суперцикла на рынках сырья

Обвал китайского рынка акций был классическим примером схлопывания пузыря, образовавшегося в результате массированного притока кредитных денег (ранее то же самое произошло с пузырем на китайском рынке недвижимости). А как мы знаем по опыту западных стран, очень часто такие пузыри оставляют длинный след в виде затяжной рецессии и плохо функционирующей банковской системы. При этом некоторые индикаторы указывают на то, что проводимое китайскими властями монетарное стимулирование может спровоцировать раздувание нового пузыря в секторе
недвижимости.

В прошлом году Китай обеспечил 35–40% роста мирового ВВП. Это вторая по величине экономика мира, крупнейший импортер сырьевых товаров и домашний рынок для крупнейших мировых банков. Спад в Китае уже ощущается во многих частях света, особенно в странах – экспортерах сырья, начиная с Бразилии и заканчивая Австралией. То, что «Китай имеет значение», едва ли вызывает у кого-то сомнения.

Последние макроэкономические данные, возможно, и не дают оснований для особого оптимизма, но все же не следует позволять крат­косрочному рыночному «шуму» заслонять от нас более широкую картину происходящего. В современных условиях прямой диалог имеет решающее значение для мировой экономики. Еще никогда диалог не был столь важен для лучшего понимания текущей ситуации со стороны инвесторов на фоне тревожных новостных заголовков. Экономические форумы, такие как ежегодный инвестиционный форум ВТБ Капитал «РОССИЯ ЗОВЕТ!», крайне необходимы в этом контексте, объединяя международных инвесторов, руководителей компаний, представителей государственных органов, владельцев бизнеса и журналистов – ключевых участников российской экономики. Такие события, безусловно, являются значимой площадкой для заключения многих важных сделок. Но главной ценностью остается создание общего понимания по основным вопросам, стоящим перед мировой экономикой, и поиска путей их решения.

Этим летом мне довелось прочитать очень интересную книгу Питера Франкопана «Шелковые пути: новая история мира» (The Silk Roads: A New History of the World). Она начинается словами: «Испокон веков центр Азии был тем местом, где возникали империи». Не на Западе (хотя, как считают некоторые, первую по-настоящему мировую империю создали даже не Испания и не Великобритания, а Португалия), а на Востоке. Многие развивающиеся рынки имеют преимущества в виде более благоприятной демографии и доступа к обширным природным ресурсам. Именно здесь в ближайшее время будет сосредоточен глобальный рост. Центр тяжести мировой экономики уже сместился на Восток.

Нил Маккиннон – глава подразделения по макроэкономической стратегии на глобальных рынках ВТБ Капитал.





Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp