Общий ответ на общую угрозу

В нашем мире нарастающей террористической угрозы здравая логика диктует, чтобы НАТО, Россия, Китай и другие страны отказались от стереотипов мышления в духе холодной войны, прекратили соперничество и объединились в борьбе с общим врагом – исламским экстремизмом.

События ноября – уничтожение российского самолета над Синайским полуостровом и массовые убийства в Париже – ясно дали понять, что конфликты крупных стран перестали быть главной угрозой безопасности для обычных граждан. Таков мир в XXI веке. Сегодня международные отношения не просто многополярны и включают в себя как старые державы (США, Франция, Великобритания), так и развивающиеся страны (в том числе БРИКС), а также региональные «центры силы» (Турция, Иран, государства Персидского залива). Они еще и асиммет­ричны, потому что негосударственные образования вроде Исламского государства (ИГ), «Хезболлы», курдских повстанцев бросают этим странам вызов, ведя собственную вооруженную борьбу.

За последние 15 лет эти асимметричные кампании унесли немало жизней. События 11 сентября в США в 2001 году, подрыв поездов в 2004-м в Испании, массовые убийства в индийском Мумбаи в 2008-м. В этом году – тер­акты в китайском Синьцзяне, на Синайском полуострове и в Париже с сотнями погибших. НАТО, России, Китаю и другим державам страх и смерть несет общий враг – исламские экстремисты. И это должно быть очевидно.

Следуя логике, перед лицом подобной опасности все – от НАТО до БРИКС – должны работать рука об руку, чтобы покончить с этой хронической и все более усиливающейся угрозой своей безопасности, скоординировать усилия в борьбе с общим врагом. Поскольку сегодня к террору прибегают многие исламистские группировки, может показаться, что определить этого общего врага непросто. Но сейчас у мирового исламистского насилия есть явный лидер – ДАИШ, также известное как ИГИЛ, или Исламское государство. В число его врагов – и оно это четко обозначило – входят Россия с ее сирийским союзником, США с их иракскими и курдскими союзниками, Турция, Иран, Саудовская Аравия, а теперь еще и Франция. Почему бы всем этим странам не направить свою общую мощь против ДАИШ и не покончить с угрозой собственной безопасности?

Тактика выше стратегии

Но сотрудничеству не дает хода старое мышление, перенесенное из времен холодной вой­ны. Рассматривая страны БРИКС – блока, созданного в качестве противовеса клубу западных государств, можно сделать вывод, что их общие интересы далеки от интересов государств Европы и Северной Америки. С другой стороны, есть НАТО – военный блок, главная задача которого – защищать Западную Европу от нападения с территории Восточной Европы, а вовсе не строить действительно глобальный альянс для борьбы с мировыми угрозами, нависшими над его участниками. И НАТО также продолжает концентрировать свои усилия на дальнейшей экспансии на Европейском континенте.

Все страны на планете стоят перед лицом нескольких действительно глобальных угроз. ИГ – самая актуальная. Сегодня как воздух необходимо, чтобы действия по разгрому ИГ и снижению угрозы исламского терроризма стали по-настоящему международными. Подобные усилия могли бы заложить фундамент для совместного решения других глобальных проблем в области безопасности


Под влиянием этого старого мышления за последние несколько лет, сопровождавшихся многочисленными кризисами, такими как коллапс государственной власти на Украине и в Сирии, страны Запада и Востока втягивались в конфронтацию, вместо того чтобы справляться с новыми угрозами совместными мирными усилиями и переговорами. Основой для конфронтации стал стереотип, в соответствии с которым Западная Европа и Россия или США и Китай выступают в качестве противников, представляющих угрозу друг для друга. На Украине Россия решила «освободить» Крым и поддержать военные действия противников Киева в Донецкой и Луганской областях. Западные страны ответили санкциями, и раскрутился маховик информационной войны, где каждая из сторон задалась целью изобразить другую врагом.

Что касается Сирии, то вместо международных усилий, направленных на принуждение воюющих группировок, разорвавших страну на части, к примирению и к вытеснению ИГИЛ с его позиций, мы увидели другое. А именно – как Россия и Иран поддержали «своего» союзника Башара аль-Асада, словно помощь кровавому диктатору, использующему бочковые бомбы и химическое оружие против собственных городов, может укрепить их позиции в мире. При этом против ДАИШ Асад и его союзники почти ничего не предприняли – вместо этого они сосредоточились на борьбе с различными оппозиционными группировками, представляющими непосредственную угрозу его режиму. На самом деле Асад стремится извлекать выгоду из постоянного присутствия ДАИШ на востоке Сирии, что позволяет ему оправдывать любые зверства, которые будут совершаться для сохранения власти.

В свою очередь, Турция, Саудовская Аравия и США настаивают на том, что ни один план урегулирования не может считаться полным, если не будет предполагать ухода Асада. Однако пока они лишь обозначили попытку достичь этой цели. В результате никаких скоординированных действий против ДАИШ не предпринимается. Турция его активность по большей части игнорирует, считая курдских повстанцев более серьезной угрозой своему суверенитету и позволяя ему воевать против них.

Принято считать, что если пришельцы вдруг атакуют Землю, то страны забудут на время о своих разногласиях и дадут общему врагу отпор. Но, как ни печально это сознавать, события последних нескольких лет говорят об обратном. Складывается впечатление, что многие державы с радостью бы пошли на сотрудничество с пришельцами, пообещай те прежде разбить их политических врагов


Саудовскую Аравию заботит в основном гражданская война в Йемене, а США стремятся вывести войска из Ирака и в наземные бои в Сирии втягиваться не хотят. С точки зрения краткосрочных национальных интересов все это, может, и целесообразно тактически, но если говорить о разумной и эффективной стратегии борьбы с долгосрочной угрозой в лице Исламского государства, то такой подход губителен.

Переключить внимание

Последние теракты против России над Синаем и в Париже сегодня звучат как призыв к западным и восточным державам перестать мериться своей мощью и престижем, захватывать территории или зарабатывать очки в пропаганде за счет друг друга. Как глупо будут выглядеть через несколько лет эти страны, если продолжат вести себя так, будто контроль над еще несколькими кусками земли – в Крыму ли, в Южно-Китайском ли море или на побережье Сирии – важнее для их безопасности, чем нивелирование глобальной угрозы в лице исламского терроризма.

Каким-то образом это старое мышление в духе холодной войны возродилось и подменило собой тот консенсус, который, как казалось еще несколько лет назад, повсеместно укреплялся. Благодаря этому консенсусу (набравшему максимальную силу, пожалуй, в 2011 году, когда ООН высказалась за принятие мер к защите жителей ливийского Бенгази от геноцида со стороны Муаммара Каддафи) территориальные и торговые споры крупных стран регулировались путем переговоров в соответствии с нормами международных соглашений. Все решало международное право. А на угрозы безопасности населения, вне зависимости от вида конфликтов (гражданских или международных), ООН отвечала четкими военными вмешательствами. Целью последних было разделение участников боевых действий и поддержание мира до тех пор, пока дипломаты не выработают более долгосрочное решение.

Этот консенсус начал рушиться, когда силы НАТО предпочли не останавливаться на защите Бенгази и поддержали восстание, которое впоследствии привело к свержению Каддафи. Россия и Китай расценили это как очередную попытку Запада навязать, как в Ираке, свои взгляды, допускающие смещение диктатора через интервенцию (неважно, что в советский период Россия проделала то же самое на Кубе и в Афганистане). Затем, когда начались проблемы у режима Януковича и собственные вооруженные силы и полиция его предали, это также было воспринято как попытка Запада взять под контроль ключевую территорию. Как вызов, требующий ответа. Вскоре после этого большинство стран стали действовать по принципу «каждый сам за себя», руководствуясь узкими, эгоистическими интересами и испытывая к другим глубокое недоверие.

И Турция, которую Исламское государство наверняка захочет расчленить следующей, все это время совсем не спешила присоединяться к коллективным действиям против этой группировки. Она предпочла сфокусироваться на застарелом конфликте с курдами, хотя в борьбе с ИГ те оказались самой эффективной силой. В свою очередь, Иран отказался идти на мировую с США. Даже согласовав с мировым сообществом отказ от движения в сторону создания ядерного оружия, Тегеран в жесткой форме дал понять, что не ослабит оборону от «Большого Шайтана» – то есть от Соединенных Штатов. США, со своей стороны, хотели бы поддержать создание международной коалиции для борьбы с ИГ. Однако, не найдя партнеров, готовых отказаться от достижения собственных конфликтующих с другими целей, Америка ограничивается пустыми угрозами и заявлениями. При этом США бомбят несколько целей с воздуха, а их непоследовательность и неспособность изменить ситуацию на суше лишь повышают недоверие к ним.

В этой ситуации Россия и Франция – две страны, которые последними пострадали от терактов ИГИЛ, – должны вместе созвать международную дипломатическую конферен­цию с целью выработки всеобъемлющей стратегии борьбы с ИГ. На ней должны будут собраться лидеры всех стран Ближнего Востока, включая Египет, Сирию, Ирак, Иорданию, Турцию, Саудовскую Аравию и Иран, а также все члены НАТО. Должен там присутствовать и Китай, которому нельзя оставаться в стороне, если он хочет быть одним из лидеров в международных отношениях. Также туда необходимо пригласить Индию, Австралию, Японию, Пакистан, Филиппины и другие государства, имеющие опыт противостояния исламским террористам на Ближнем Востоке или за его пределами. Глобальная стратегия должна задействовать все эти страны и включать в себя план установления переходного режима в Сирии, формирования правительства национального единства в Ираке, а также организации военной кампании, призванной вытеснить ИГИЛ из Сирии и Ирака и лишить его возможности контролировать территорию и денежные потоки. Этот план будет необходимо передать в ООН для утверждения Советом Безопасности и исполнения под эгидой этой организации.

Принято считать, что если пришельцы вдруг атакуют Землю, то страны забудут на время о своих разногласиях и дадут общему врагу отпор. Но, как ни печально это сознавать, события последних нескольких лет говорят об обратном. Складывается впечатление, что многие державы с радостью бы пошли на сотрудничество с пришельцами, пообещай те прежде разбить их политических врагов.

Все страны на планете стоят перед лицом нескольких действительно глобальных угроз. ИГ – самая актуальная из них. Но к вызовам общемирового масштаба относится и проблема изменения климата, а также глобальная миграция, которая стремительно превращается в еще один мировой кризис. Сегодня, как воздух, необходимо, чтобы действия по разгрому ИГ и снижению угрозы исламского терроризма стали по-настоящему международными. К тому же подобные усилия могли бы заложить фундамент для совместного решения других глобальных проблем в области безопасности, а вместе с этим и для куда более светлого будущего всех стран.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp