Новая финансовая модель

Успех Китая в создании Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ) стал дипломатическим фиаско для Соединенных Штатов. В то время как администрация президента Барака Обамы препятствовала всем союзникам США вступать в АБИИ, ей пришлось наблюдать, как Великобритания проторила путь в этот банк группе стран Западной Европы, а затем Австралию и Южную Корею. Однако в целом позитивный план развития АБИИ – не единственная возможность оказать помощь развивающемуся миру.

Более того, администрация Обамы пыталась блокировать китайские усилия по созданию регионального финансового учреждения, после того как сами США не смогли выполнить обещание дать КНР и другим крупным развивающимся экономикам больше прав в управлении Международным валютным фондом. Администрация хотела убедить европейские страны занимать меньшее представительство в совете МВФ и увеличить долю голосов Китая с 3,65 до 6,07%, но ей не удалось убедить в ценности этой идеи конгресс США. Обама опять оказался в тупике за рубежом из-за политического паралича у себя дома.

С геополитической точки зрения инициатива АБИИ – это смелый и успешный гамбит, который Эли Ратнер, старший научный сотрудник Центра новой американской безопасности, описывает как «институциональную конкуренцию за глобальное управление, которая в настоящее время официально началась». Китай будет контролировать половину голосующих акций АБИИ, чей капитал первоначально составит 1 млрд долларов. Если Запад не сможет обновить правила и институты, на которых строился послевоенный миропорядок, он окажется в условиях множества конкурирующих региональных систем и даже соперничающих между собой многосторонних институтов.

В глазах развивающихся стран, которые нуждаются в капитале, конкурирующие банки, разу­меется, выглядят привлекательно. Правительства развивающихся стран будут только рады занять капитал без надоедливых условий, которыми Всемирный банк и существующие региональные банки развития, как правило, сопровождают свои кредиты.

То, что Китай создал АБИИ, – это очередной признак более существенного отступления от той точки зрения, которая утверждает, что помощь развивающимся странам лучше предоставлять в виде массивных передач от правительства к правительству. Сила и богатство распространяются не только по международной системе, но и внутри самих государств: благодаря корпорациям, фондам, состоятельным частным лицам, частным инвестиционным фондам, группам гражданского общества, а в последнее время и благодаря муниципальным властям. У них у всех есть своя роль в развитии.

Рассмотрим второй «Четырехлетний обзор дипломатии и развития» (QDDR), выпущенный Госдепартаментом не так давно. Документ подчеркивает «новую модель развития», основанную на признании того, «что Соединенные Штаты являются одним из многих актеров и что страны потребуют инвестиции из различных источников для достижения устойчивого и инклюзивного экономического роста». Инициативы, такие как Feed the Future, Глобальная лаборатория развития США и Power Africa, совмещают «местную собственность, частные инвестиции, инновации, многостороннее парт­нерство и взаимную ответственность».


Администрация Обамы пыталась блокировать китайские усилия по созданию регионального финансового учреждения, после того как сами США не смогли выполнить обещание дать КНР и другим крупным развивающимся экономикам больше прав в управлении Международным валютным фондом

Эта новая модель выходит за рамки мантры о «государственно-частном партнерстве». Она действительно использует несколько источников привлечения денег и опыт в широких коалициях, преследующих ту же большую цель.

Например, к Power Africa подключены шесть правительственных учреждений: Агентство США по международному развитию (USAID), Корпорация частных зарубежных инвестиций (OPIC), Экспортно-импортный банк США (EXIM), Корпорация США по торговле и развитию (USTDC), Корпорация США для решения проблем тысячелетия (MCC) и Фонд развития Африки (USADF). Вместе они будут обязаны предоставить более 7 млрд долларов в течение пяти лет в качестве финансирования, торговых кредитов, страхования, малых грантов бизнесам и прямую государственную поддержку в энергетическом секторе шести странам-партнерам.

Программа Power Africa работает по принципу «транзакции – в центре всего». Она создает условия для равных возможностей получения поощрений «правительствами принимающих стран, частным сектором и донорами». Вместо того чтобы осуществлять крупные передачи средств от правительства к правительству, которые могут часто оседать в карманах чиновников, программа стремится обеспечить надежность финансовой помощи, создавая механизмы, помогающие убедиться, что сделки на самом деле совершаются и инвестиции направляются именно на те проекты, для которых были предназначены.

Такая концентрация на результате вполне соответствует заявленным в QDDR планам по работе с мэрами по всему миру по таким вопросам, как изменение климата. Стимулирование и выставление обязательств перед чиновниками на местах по-разному работать с различными эмитентами опасных выбросов дает куда больше результатов, чем межправительственные соглашения.

Скептики могут возразить, что США просто превращают нужду в добродетель. У федерального правительства больше нет миллиардов долларов, для того чтобы раздавать иностранным правительствам, в то время как Китай – куда более централизованное государство, к тому же значительно менее обязанное своим налогоплательщикам. Китай и его партнеры по АБИИ могут, таким образом, заняться крупными проектами (строительством дорог, мостов, дамб, железных дорог и портов), безусловно, движущих экономику и заметных для граждан, но на которые США и Всемирный банк уже не дают средств. Дни «Плана Маршалла» давно позади.

Эта критика имеет под собой основания. Но в более долгосрочной перспективе новая американская модель развития на самом деле гораздо более устойчива, чем старая, так называемая модель «от правительства к правительству». Только общества с процветающими, свободными от госконтроля секторами смогут участвовать в этих широких коалициях государственных, частных и общественных игроков. Корпорации, фонды и представители гражданского общества имеют гораздо больше шансов создать прочные отношения со своими коллегами в принимающих странах, способны пережить и смену правительства, и финансовую турбулентность. В целом АБИИ – это пример позитивного развития. Это значит, что еще больше денег будет направлено на повышение благосостояния беднейших государств, а странами со средним уровнем дохода – на обеспечение своих граждан транспортом, энергией, связью. Все это – позитивные возможности. Но важно помнить, что азиатский путь – отнюдь не единственный правильный подход.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp