Насколько умен ваш «умный город» и почему это должно вас беспокоить?

Width 250px composition 15 1930 fmt

На звание технологичных, удобных, «продвинутых» городов или городов с когнитивной экономикой сегодня претендуют десятки урбанистических проектов от Малайзии до Сибири. Им всем необходимо разобраться, кем в действительности они являются и не слишком ли устарели их планы.

Инвестиции в «умные города» не всегда делаются с большим умом. Миллиарды долларов вкладываются сегодня, чтобы превратить наши города и сельские районы в «умные», «живые», «устойчивые», «зеленые города» и «интеллектуальные территории». Запутаться можно от одних названий. Что происходит, откуда столько суеты и инвестиций, одинаковы ли стратегии у стран БРИК и развитого мира? Что насчет небольших развивающихся рынков? Все ли могут участвовать в этой городской технологической трансформации и все ли могут от нее выиграть?

Уроки истории

Прежде всего, что происходит и почему это должно вас беспокоить? Технологическая трансформация и появление новых инновационных продуктов привели к стремительному развитию рынка смартфонов и планшетов, превосходящих по мощности большие универсальные компьютеры, которые существовали 50 лет назад и были размером с комнату. Это лишь вершина айсберга, состоящего из множества современных прикладных технологий, которые превратили наши машины в компьютеры на колесах и ворвались в тысячи продуктов и систем. Один из многих примеров – рынок фототехники, где цифровые фотоаппараты вытеснили продукцию Polaroid и Kodak. Компьютер помещается теперь на кончике булавки. Но кого это волнует? Людям интересно, как это использовать и как от этого выиграть.

Сравнительно широкая публика впервые услышала термины «умный город» и «интеллектуальная территория» лишь 20 лет назад, в начале 1990-х, когда Сингапур стал «интеллектуальным островом», а Торонто и Кремниевая долина – «умным городом» и «умной долиной». Но, как и все прорывные новшества, эта волна городской технологической трансформации зрела постепенно и не сразу обрушилась на отстававшие города, которые были позади и не преображались, потому что не уделяли времени инновациям. Их можно сравнить с отдельными городами в Европе и Великобритании, они процветали, пока для перевозок активно использовались каналы, но когда железная дорога обошла их стороной, экономическая мощь иссякла. Другой пример – США, где некоторые процветавшие города растеряли свой блеск, оставшись вдалеке от новых федеральных автострад.

Задачи городской трансформации и новых общественных проектов обычно делятся на экономические, социальные и экологические. Естественно, эти категории взаимосвязаны, но на практике по ним можно разложить все действия и цели и мало что попадает во все три. Трансформация, как переход в некоторое новое состояние, требует множества вещей, но инновации – это, разумеется, то, что будет необходимо в любом случае. Упомянутые категории можно обозначить совсем просто, чтобы получить опорную точку для обсуждения понятий «умный», «интеллектуальный», «живой», «зеленый» и «устойчивый».

Есть люди, которые не видят разницы между «зеленым» и «устойчивым» и считают, что города с более эффективной «зеленой» политикой более устойчивы. Иногда различий между понятиями вообще не делается.

Теория «живых городов» уходит корнями в работу Джейн Джекобс и других общественных новаторов, чьи усилия были связаны с городским планированием и позволили построить замечательные районы. Для таких мест характерно обилие парков, отсутствие высоко­скоростных автострад, рассекающих города и районы, отличные условия для езды на велосипеде и, как правило, повышенное внимание к комфорту и социализации горожан.

«Умность» «умных городов» сильно варьируется. Некоторые считают, что живут в «умном городе», если у них есть автоматические светофоры и камеры наблюдения. Любопытно, что многие процедуры автоматизации проводятся сегодня в «умных городах» по схемам, которые власти и бизнес использовали 40–50 лет назад. Общего подхода или общей программы, соединявших технологические инвестиции и стратегические цели, тогда не было. Автоматизация служила лишь сокращению издержек и увеличению производительности в конкретных случаях. Это был нормальный подход, но из-за него упускалась большая дополнительная стоимость, которую можно извлечь из встраивания автоматизации в общую стратегию.

Стратегическое сведение

В конце 1980-х два профессора Массачусетского технологического института представили концепцию стратегического сведения. Так они называли сведение технологических инвестиций организации с ее стратегическими целями и линиями поведения. Сегодня необходимость стратегического сведения в сис­темах, служащих бизнесу и государственному управлению, кажется очевидной, но в первые 30 лет автоматизации предприятий об этом, как правило, не думали. А кураторы многих проектов по планированию «умных городов» не думают об этом и сейчас. Создавая города будущего по принципу «живи, учись, работай и играй», мы в этой относительно новой сфере встраивания технологий в городскую жизнь и системы практически начинаем все сначала.

В настоящее время происходит эволюция в развитии систем «умных городов». Если раньше автоматизировались отдельные элементы – светофоры и решения в сфере безо­пасности, – то сейчас появляются системы со стратегическим сведением. Для меньшей путаницы полезно делить «умные города» по версиям: 1.0, 2.0 и теперь ранние версии 3.0. «Умный город 1.0» похож на те старые системы для бизнеса и государственного управления, отдельные элементы которых автоматизировались без учета общей стратегии. «Умный город 2.0» осуществляет базовое стратегическое сведение. «Умный город 3.0» проводит комплексное «стратегическое сведение», а в его инфраструктуру встроены базовые интеллектуальные технологии. Жестких границ, разумеется, нет, но в целом такое деление соответствует реальности. О нем будет полезно вспомнить при обсуждении различий в подходах разных стран и регионов, а также разницы между «умным городом» и «интеллектуальной территорией».

Самые умные

Определение термину «интеллектуальная территория» дал в конце 1990-х научно-
исследовательский центр «Форум интеллектуальных территорий» (Intelligent Community Forum, ICF). Соответствующие этому званию элементы верхнего порядка представлены в диаграмме 1.

Исходя из оценки этих элементов выявляется «интеллектуальная территория года» – лауреат ежегодного конкурса, который в течение 14 лет проводит ICF. Оценивается также дополнительный (разный год от года) фактор – например, сотрудничество. Летом ICF получает несколько сотен заявок, на основе которых отбирается 21 полуфиналист («21 умный»), а в январе круг претендентов сужается до семи. Победителя объявляют на торжественном июньском мероприятии в Нью-Йорке. Среди выигрывавших – такие города, как Сингапур, Стокгольм, Эйндховен и Тайбэй.

Главное отличие «интеллектуальной территории» от других упоминаемых здесь видов заключается в наличии общей стратегии и взаимодействии всех локальных игроков с целью ее разработки, согласования в ее рамках задач и использования технологий для выполнения этих задач. Например, если всем ясно, что региону необходимо интерактивное здравоохранение, чтобы можно было получать медицинские услуги, разговаривая с доктором или медсестрой через камеру, подключенную к телевизору, то внедряются соответствующие технологии, налаживаются соответствующие процессы и вводятся соответствующие нормы. Технологии – это не конечная цель, а инструмент, помогающий во всех ситуациях и позволяющий воплотить все решения, которые согласуются с общей стратегией, разрабатываемой до начала финансирования автоматизации. «Умный город 2.0» и особенно «умный город 3.0» близки к этому опреде­лению.

Ближайшие перспективы

Итак, как же проходит эта городская трансформация в разных частях планеты? По-настоящему эффективное и открытое сотрудничество граждан с властями чаще наблюдается в западных демократиях и развитых странах. Чем автократичнее руководство на национальном и муниципальном уровнях, тем меньше участвует общество и тем больше решают власти. Такой расклад, как правило, приводит к тому, что «автоматизация» осуществляется по методике, характерной для проектов по созданию «умных городов 1.0», то есть автоматизируются отдельные функции, а стратегического сведения весьма мало. Я говорю это не для того, чтобы указать на плюсы и минусы разных форм правления. Я говорю это лишь для того, чтобы констатировать факт, а выбор наиболее подходящей формы правления определяется множеством других факторов. Как бы то ни было, любая прикладная технология и любой проект могут представлять ценность в плане сокращения издержек и/или увеличения производительности, как на раннем этапе автоматизации предприятий. Для города эта ценность может выражаться в улучшении ситуации на дорогах и, как результат, в сокращении вредных выбросов и росте общей эффективности. Или же в повышении безопасности за счет камер, сенсоров и освещения. Но «умные города 3.0» и «интеллектуальные территории» развиваются в основном в западных демократиях. Это они извлекают дополнительную пользу из своих инвестиций, потому что соединяют их с общей стратегией, которая помимо прочего предполагает серьезное участие граждан в расстановке приоритетов и эффективной работе в соответствии с ними.

Города и сельские районы разных стран могут поведать великие истории о своих попытках трансформироваться. В Африке распространяется интернет, а широкополосные коммуникации расширяются и наращивают пропускную способность везде. 21 октября 2013 года ICF объявил 21 полуфиналиста, претендующего на звание «интеллектуальной территории 2014 года». Среди них оказалось по одному представителю от Кении, Греции, Бразилии и Новой Зеландии, по четыре – от США и Австралии, три – от Тайваня и шесть – от Канады. Китайские, японские и южнокорейские города уже становились победителями конкурса, а вот индийские и российские – пока нет. Однако и в Индии, и в России деятельность вокруг «умных городов» закипела с новой, впечатляющей силой. Что касается таких государств, как Казахстан, то за счет дейст­вующих проектов они быстро выведут свои города на более высокий уровень.

Билл Хатчисон – исполнительный директор Центра развития «умных городов» EY и председатель альянса i-CANADA.


Moscow innovations  bi fmt

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp