Игра в газ без проигравших

Width 250px ap229524651980 opt

Майская 400-миллиардная газовая сделка между российским Газпромом и китайской CNPC принесет долгосрочные выгоды обеим сторонам. Пекину, который получит доступ к богатому источнику более чистого топлива, и Москве, которая выйдет на самый перспективный энергетический рынок мира, а вместе с тем сможет снизить зависимость от экспорта углеводородов в Европу и приступить к освоению огромных ресурсов Дальнего Востока.

Рассматривая на карте обширные пространства российского Дальнего Востока и Восточной Сибири, нельзя не построить в уме логическую цепочку между гигантскими запасами углеводородов этих регионов и приграничными азиатскими рынками, испытывающими в них неутолимый голод.

Тем не менее Россия и Китай не могли прийти к соглашению о поставках российского трубопроводного газа более десяти лет. Огромные залежи энергоресурсов, ждущие своего часа под землей к востоку от Урала, до сих пор практически не разрабатывались. Газ, нефть и продукты переработки поставлялись в основном на западные рынки. При этом стремительно растущая экономика Китая все сильнее зависела от угольной энергетики, которая не щадит окружающую среду.

Долгожданное газовое соглашение между российской госмонополией Газпром и китайской China National Petroleum Corp. (CNPC) было подписано 21 мая во время визита в КНР президента России Владимира Путина.

«Это самый большой контракт во всей истории газовой отрасли бывшего СССР и Российской Федерации в страновом измерении по объемам, – заявил Путин по подписании документа в Шанхае, назвав китайских друзей сложными и тяжелыми переговорщиками. – В результате взаимных компромиссов удалось выйти не только на приемлемые, но и вполне удовлетворительные условия этого контракта для обеих сторон. Все в конечном итоге оказались довольны теми компромиссами, которые были достигнуты и по цене, и по другим условиям».

Однако ценовые параметры соглашения не были раскрыты. Известно только, что Россия в общей сложности выручит 400 млрд долларов и за 30 лет экспортирует в Китай 1 трлн м3 газа через новый восточный экспортный газопровод. Ориентировочная стоимость поставляемого топлива составит 350–390 долларов за тысячу кубометров. Считается, что примерно в этом диапазоне находится себестоимость поставок Газпрома в данном направлении. Чтобы контракт заработал, российские власти могут освободить монополию от уплаты НДПИ с месторождений, которые станут ресурсной базой для поставок газа в Китай.

Но в этот раз цели, похоже, оправдывают средства. По нашему мнению, заключение контракта знаменует собой фундаментальный сдвиг в сотрудничестве двух стран и начало разворота российской энергетической стратегии на Восток. Еще важнее то, что обе стороны могут только выиграть от стремительного расширения энергетического партнерства. Это абсолютно очевидно. Каждая из них наверняка получит огромные дивиденды.

Китай: удовлетворение спроса

Одна очевидная причина для Китая вступить в большую газовую игру с Россией – быстрое увеличение внутреннего спроса, который КНР за счет собственных ресурсов удовлетворить не может.

Почти десять лет Пекин субсидировал внут­ренние цены на газ, чтобы стимулировать диверсификацию энергетики, в балансе которой доминирует уголь. Китайские власти поддерживали стоимость топлива на низком уровне, и последнее десятилетие страна обходилась своими запасами. Однако традиционные внутренние источники уже не справляются с динамичным ростом спроса, который мы видим в последние годы. Поэтому пришлось обратиться к более дорогим вариантам: закупкам трубного газа в Центральной Азии и СПГ. Разрабатывать собственные нетрадиционные источники дорого. К тому же эта разработка пока не дает существенных результатов.

На фоне роста спроса и истощения ресурсной базы ценовое субсидирование постепенно сворачивается. Стоимость «домашнего» газа за последние пять лет выросла втрое и в 2014 году достигла уровня экспортной паритетной цены на газ импортируемый. Цена поставок нового газа до распределительных сетей сейчас близка к 13 долларам за 1 млн БТЕ. Примерно во столько поставки Газпрома обходятся его клиентам в Европе. Текущие внутренние расценки Поднебесной удовлетворяют фундаментальному стремлению России уравновесить стоимость топ­лива китайским и европейским потребителям.

Важна и экология. Взрывной рост экономики наносит серьезный вред окружающей среде Китая. Смог от сжигаемого для выработки элект­роэнергии угля регулярно накрывает города в отдельных регионах страны и весьма пагубно сказывается на ее водных ресурсах. В прошлом году были предложены широкие поправки в законодательство об окружающей среде. При этом китайское правительство выделило 280 млрд долларов на борьбу с загрязнением. Премьер-министр страны назвал смог «красным светом», зажженным природой на пути нации к ее прогрессу. Заметная часть поправок посвящена сокращению доли угля в энергетическом балансе. Решить эту проблему планируют за счет расширения использования возобновляемой энергетики и развития газового потенциала.


Внутренний спрос на газ в КНР и без того за последние пять лет удвоился, а к 2030 году, по самым консервативным прогнозам, должен вырасти втрое. По нашим оценкам, газовый дефицит к этому времени там не исчезнет даже в условиях разработки внутренних нетрадиционных источников, ежегодных поставок 38 млрд м3 из России, увеличения импорта СПГ и природного газа из Центральной Азии.

Россия: открытие ресурсной базы

Контракт Газпрома даст России хорошую возможность нарастить экспорт в Китай. Со многих точек зрения это золотое дно для Москвы. Ведь этими поставками она частично утолит растущий энергетический голод Поднебесной.

Один очевидный плюс заключенной сделки для России состоит в том, что она поможет осво­ению Дальневосточного региона. Богатые газовые залежи Восточной Сибири и Дальнего Востока на протяжении десятилетий лежали без дела. Площадь этих регионов огромна, но проживают на ней около 10 млн человек. Рост внут­реннего спроса неспособен оправдать затраты на разработку местных ресурсов. Прокладывать трубопроводы в западном направлении и к терминалам СПГ стоит слишком дорого. Возможно, исходные ценовые условия контракта с КНР и не позволят Газпрому сразу заработать на этих поставках. Тем не менее они дадут возможность России монетизировать свою ресурсную базу, удовлетворить внутренний спрос на востоке страны, подвести газ к заводу по сжижению газа во Владивостоке, подтолкнуть экономический рост Дальневосточного региона и пополнить государственный и региональные бюджеты.



Благодаря контракту Россия сможет диверсифицировать направления своего экспорта. Предложение газа на внутреннем рынке существенно превышает спрос. Кризис 2008–2009 годов привел к серьезному падению потребления как в России, так и на ее главном экспортном рынке – в Западной Европе. А текущий конфликт из-за Украины заставляет европейцев задуматься над снижением зависимости от российских поставок. В свою очередь, России приходится все пристальнее смотреть в сторону восточных рынков и СПГ. Это должно снизить долю внутреннего рынка и Западной Европы в балансе поставок компании.

Стоит напомнить, что до газовой сделки с Газпромом Китай заключил несколько многомиллиардных контрактов с российскими неф­тяными компаниями. К 2025 году они должны будут поставлять в КНР примерно пятую долю добываемого ими сырья, тогда как сейчас она составляет лишь 6%. В 2009 году был запущен, а в 2012-м расширен нефтепровод «Восточная Сибирь – Тихий океан». Благодаря ему такие энергогиганты, как Роснефть и Транснефть, получили в свое распоряжение необходимую инфраструктуру для экспорта нефти в Азию. В 2013-м Роснефть подписала с CNPC беспрецедентный двадцатилетний контракт на поставки нефти общей стоимостью 270 млрд долларов. Именно поэтому сейчас необходимо осваивать нефтяные месторождения в регионе Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.

И неудивительно, что, понимая важность восточного направления, российские власти дали старт масштабной налоговой реформе, призванной открыть возможности для разработки энергетических ресурсов востока страны. Для содействия освоению здешних месторождений российские власти подготовили и в 2013 году приняли законопроекты о налоговых льготах, распространив их на проекты освоения континентального шельфа, новых месторождений в Восточной Сибири, а также на добычу трудноизвлекаемой нефти. Благодаря им ощутимо снизилась предельная ставка налога на новую нефть и, по нашим оценкам, значительно повысилась потенциальная рентабельность будущих проектов.

Эволюция мышления заметна в России и на корпоративном уровне. Прежде российские компании охраняли свою ресурсную базу. Теперь они допускают китайские конгломераты к участию в проектах по разведке и добыче этих ресурсов, хотя и на правах миноритариев.

В свете газовой сделки и учитывая, что Россия придает все большее значение восточному вектору, мы прогнозируем учетверение объема ее энергетического сотрудничества с Китаем: с 30 млн т нефтяного эквивалента в 2013-м до 120 млн т в 2025 году. И, что важно, это сотрудничество, в котором точно нет про­игравших. От него выиграют и приобретут оба народа – российский и китайский.

Карен Костанян – руководитель отдела исследований энергетического сектора Восточной Европы, Ближнего Востока и Африки и отдела исследований российского рынка акций BofA-Merrill Lynch.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp