Единственная константа – перемены

Width 250px image4 fmt

«Инь и ян». «Жасмин». «Подземелья и драконы». «Бездыханная королева». Так называются сценарии, рассказывающие о китайском инновационном ландшафте в 2025 году. Их смысл, по словам авторов, в том, чтобы успеть подготовиться.

Мир, в котором мы живем, сложен и быстро меняется. Множество общепринятых норм, десятки лет казавшихся нам чем-то само собой разумеющимся, стремительно трансформируется. Слова греческого философа Гераклита сейчас как никогда хорошо подходят для описания той сложной системы, в рамках которой мы существуем. И все же главное отличие дня сегодняшнего состоит в том, что скорость перемен и происходящих по принципу домино побочных эффектов невероятно высока, и главная причина этого – современные технологии.

Самый популярный пример для иллюстрации стремительной трансформации всего мира – это, пожалуй, Китай. И неспроста. 15 лет назад эта статья писалась бы на американских лэптопах (разработанных и спроектированных IBM, скорее всего), а общались бы мы с коллегами по европейским мобильным телефонам. Но в 2004 году компания, которая изменила рынок персональных компьютеров, продала сегмент производства фирме Lenovo. Одновременно практически исчезли сотовые телефоны Nokia и Ericsson, а Huawei, Xiaomi и Lenovo наращивают доли на рынке смартфонов. И вот, пожалуйста: теперь мы печатаем и общаемся с помощью компьютеров и телефонов, на которых написано «сделано в Китае». Это очередное свидетельство тех стремительных перемен, которые происходят в мире. А Поднебесная с помощью собственных технологических новшеств становится восходящей звездой инноваций.

Китай сегодня

Послевоенный период явил нам японское и южнокорейское экономические чудеса. И хотя на мировом рынке высоких технологий эти страны смогли стать важными игроками, ни одна из них не обладала ни динамичностью, ни размерами, необходимыми для трансформации глобальной экономики и переписывания правил игры. Сегодня, в начале XXI века, в авангарде Китай и Индия, и у обеих стран есть потенциал для изменения баланса сил в мировой экономике (и шансы это изменение осуществить).

Китай долго находился на передовой науки и техники, но в эпоху промышленной революции оказался далеко позади. Отставать он продолжил и после нее. И лишь в последние несколько десятилетий Поднебесная снова поравнялась с другими передовыми странами. Перемены идут очень быстро, и, по данным ОЭСР, Китай впервые обошел Евросоюз по расходам на НИОКР (если считать в процентах ВВП). Хотя картина все равно сложная

Китай – вторая по размеру экономика мира после США, а к середине века он должен и вовсе стать крупнейшей. В 2013 году КНР вышла в лидеры по объему международной торговли, сместив с этой позиции Соединенные Штаты. Пекин назвал это событие одной из вех национальной истории.

Но что еще интереснее, так это происходящее сейчас структурное изменение местной экономики, в основе которого лежит смещение акцента с построенного на использовании дешевой рабочей силы производства на оказание услуг, внутреннее потребление и выпуск высокотехнологичной продукции. Трансформация продолжается, и сможет ли Поднебесная стать игроком мирового уровня в секторе высокотехнологичной продукции, пока не ясно.

Ведущий или ведомый?

Китай долго находился на передовой науки и техники, но в эпоху промышленной революции оказался далеко позади. Отставать он продолжил и после нее. И лишь в последние несколько десятилетий Поднебесная снова поравнялась с другими передовыми странами. Перемены идут крайне быстро, и, по данным ОЭСР, Китай впервые обошел Евросоюз по расходам на НИОКР (если считать в процентах ВВП). Хотя картина все равно сложная.

Да, в основном КНР преуспела на поприще «резвого подражателя», заимствуя чужие технологии. Но в ряде областей она входит в технологический авангард, и число опубликованных исследований растет феноменальными темпами. Что касается коммерциализации инновационных продуктов, то на фоне высоких темпов экономического роста и наличия излишков ликвидности в Китае жаждут инвестировать в новые технологии ради модернизации производства. Как и другие развивающиеся рынки, он находится на завершающем этапе инновационного цикла, и чтобы масштабно и быстро освоить разработки прорывных стартапов, с ними стремительно заключают сделки.

Руководствуясь необходимостью осмыслить происходящее в Китае и обрисовать подходящую стратегию сотрудничества, мы в рамках проекта DRAGON-STAR, финансируемого генеральным директоратом Еврокомиссии по исследованиям и инновациям, провели изыскания и определили варианты возможного развития событий.


Центральным для нас был вопрос о том, какими будут главные факторы влияния на китайскую сферу исследований (ИС) и инноваций (ИН) в период до 2025 года. Для определения и анализа 16 ключевых драйверов трансформации исследовательско-инновационного ландшафта Китая мы провели кабинетное исследование, изучили медиапространство, а также воспользовались дельфийским методом и краудсорсингом.

Анализ взаимного влияния показал наличие взаимосвязей между разными драйверами и дал понять, что как позитивному, так и негативному развитию событий во многом будут способствовать власть и национальная экономика.

На фоне высоких темпов экономического роста и наличия излишков ликвидности в Китае жаждут инвестировать в новые технологии ради модернизации производства. Как и другие развивающиеся рынки, он находится на завершающем этапе инновационного цикла, и чтобы масштабно и быстро освоить разработки прорывных стартапов,  с ними стремительно заключают сделки

Приняв во внимание главные драйверы и ряд критических источников неопределенности, мы составили четыре сценария, по которым вполне может пойти развитие китайского исследова­тельско-инновационного ландшафта. Они наглядно отражают общие результаты проведенного анализа и в ряде случаев учитывают возможность наступления маловероятных, но значительных по силе влияния событий, которые могут переломить сложившиеся тенденции. В случае с Китаем такими событиями могут стать короткий военный конфликт в Южно-Китайском море или, например, масштабные народные волнения, распространяющиеся по стране по принципу домино. Конечная точка всех наших сценариев – 2025 год. Это четыре разные, но одинаково вероятные картины будущего.

«Инь и ян». В 2015 году при президенте Си Цзиньпине правительство Китая начинает проводить масштабные реформы, направленные на повышение прозрачности судов и системы управления государством. В числе прочего они предполагают расширение участия граждан в местном самоуправлении. Экономика процветает. Акцент в ней сместился на внутреннее потребление, услуги и экспорт высокотехнологичной продукции. В сфере исследований КНР – один из ведущих мировых игроков. Страна занимает первое место по объему государственных и частных инвестиций в НИОКР, а на счету ее граждан две Нобелевские премии: по химии и медицине.

«Жасмин». В 2015 году при президенте Си Цзиньпине правительство Китая начинает проводить масштабные реформы, направленные на повышение прозрачности судов и системы управления государством. Динамичный городской средний класс придает им дополнительный импульс. Заручившись поддержкой народа и Компартии, в 2018 году Си Цзиньпин переизбирается на новый срок. Однако из-за огромных долгов страны и регионов, а также мирового кризиса, разразившегося в 2022 году на рынке редкоземельных металлов, китайская экономика впадает в стагнацию. Как бы то ни было, в сфере исследований Поднебесная процветает. Во многом это результат начатого в 2017 году масштабного реформирования отрасли и вместе с тем активного международного сотрудничества, особенно в областях альтернативных материалов, биотехнологий и здравоохранения.

«Подземелья и драконы». В 2015 году при президенте Си Цзиньпине правительство Китая начинает проводить масштабные реформы, направленные на повышение прозрачности и социальной стабильности. Однако преграды, чинимые большой группой членов Компартии, становятся непреодолимыми, и в 2018 году в стране избирают нового президента, который меняет курс на противоположный. Новой авторитарной власти удается сохранить высокие темпы экономического роста. Ему способствуют инновации в сферах информационно-коммуникационных, оборонных, космических и транспортных технологий, а также инновации, направленные на снижение себестоимости.

«Бездыханная королева». Во многих смыслах Китай напоминает СССР 1980-х. Как и прежде, это колосс, однако ноги у него глиняные. Недальновидные и недостаточно глубокие финансовые реформы загоняют экономический рост под трехпроцентную планку, и это вызывает ряд побочных социальных эффектов. Народные волнения во главе с представителями среднего класса и этнических меньшинств образуют в китайском обществе гремучую смесь. Исследовательская отрасль работает по устаревшей системе, ее финансирование ограниченно, и угнаться за развитием космических, энергетических и биотехнологий она не в состоянии.

Смысл этих сценариев в том, чтобы, поверив в возможность их воплощения, мы подготовились. Впрочем, сценарии не предсказания. Предсказать будущее наверняка просто невозможно. И потому смотреть на них следует как на инструменты, которые могут помочь нам представить Китай в 2025 году и подготовить удачную стратегию.

Исследование проводилось центром Phemonoe Lab и функционирующей при фонде FORTH организацией PRAXI в рамках финансируемого Европейской комиссией проекта DRAGON-STAR.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp