Деликатная проблема управления

Width 250px goldman2 fmt

Если ее запустить, она, как вирус, размножится и распространится на весь организм – и общества, и человека. И тогда уже патологическое и деструктивное поведение, вызванное последней стадией коррупции – коррупцией разума, будет не остановить.

Если рассматривать коррупцию как один из важных вопросов теории управления, то первой проблемой, с которой мы столкнемся, будет проблема определения. Существует множество разных видов коррупции, и то, какой из них она принимает, зависит от политического, экономического, социального и культурного контекстов. Более того, что может считаться коррупцией в одной культурной среде, необязательно будет считаться ею в другой. Например, если чиновник принимает «стимулирующие выплаты» за свою обычную работу, то в некоторых странах это расценят как проявление коррупции. В других же это стандартная практика. Дать «на чай» в большинстве западных государств – это нормальный способ выразить удовлетворенность проделанной работой. А что, если принимающий «чаевые» получает за ту же работу зарплату? Это тоже могут счесть за подкуп в отдельных странах. С принятием в расчет культурных различий определить, что же такое коррупция, становится значительно труднее. Главным становится вопрос: «Где же провести границу?»

Transparency International (TI) определяет коррупцию как злоупотребление вверенными полномочиями ради частной выгоды. Понимая общий характер этого определения, TI ввела деление на «коррупцию в рамках правил», куда входит подкуп с целью добиться особого подхода к решению вопроса, который подкупаемый обязан решить и так, и «коррупцию за рамками правил», куда входит подкуп с целью получить одолжение, которого подкупаемый делать не вправе. Ценность этого деления заключается в том, что оно указывает на один из ключевых факторов в определении того, что следует считать коррупцией. Исходя из этого, коррупцией следует считать нарушение того регламента или морального кодекса, которым в своей деятельности руководствуется организация. Поэтому (и будем от этого отталкиваться) можно утверждать, что коррупция имеет место в тех случаях, когда участник некоего объединения людей – организации, общества или чего-то еще – действует вразрез с моральными нормами (или законами), принятыми в таком объединении. Более того, в понятие коррупции обязательно следует включать случаи, когда нарушитель пытается скрыть следы и когда руководитель оставляет подозрительное поведение без внимания и должным образом не наказывает провинившихся. То есть не исполняет тех обязанностей, которые, бесспорно, должны быть у него в числе основных.

Моральное разложение как вирус: медленно, но верно захватывает территорию. Люди не сознают, что стоит лишь раз слегка преступить моральный кодекс, и последует новое нарушение, спираль закрутится, и в итоге разлагать будет особенно нечего. Процесс настолько стремителен, что во многих случаях человек даже не понимает, что происходит. Он твердо верит, что нарушения настолько мелкие, что ничего страшного в них нет. И со временем нарушение моральных норм становится нормой

Однако в трактовке TI есть еще одна недосказанность. Если считать коррупцией злоупотребление вверенными полномочиями ради частной выгоды, то следовало бы оговорить, что конкретно мы имеем в виду под «частной выгодой». Составить индекс восприятия коррупции, в центре внимания которого передача наличных «под столом» и другие нелегальные выплаты, и объявить самыми коррумпированными несколько беднейших стран – все это не представляет особой сложности. Куда сложнее взять в расчет другие формы «частной выгоды», которые также можно связать с коррупцией.

Что, если, скажем, некий политический лидер, ожидая, что после его ухода в отставку о нем «позаботятся», по просьбе заинтересованной стороны из внешнего мира согласится поспособствовать принятию законов, не выгодных электорату? Возможно, ему обещают важную роль в решении мировых вопросов, место в совете директоров крупной корпорации или соблазнительный контракт консультанта. Понятно, что избирателям он таких деталей не раскроет. Но выжимать из системы все, лишь бы протолкнуть необходимые законы, начать может. В большинстве относимых к «первому миру» демократических стран Запада это обычное явление. Более того, подобные случаи в некоторых странах носят массовый характер, однако на них редко обращают внимание.

Поэтому нелишним, пожалуй, будет определение уточнить. Рассуждая о важности фундаментальных общепринятых норм и том смысле, который нам хочется вкладывать в понятие коррупции, полезным, наверное, будет вернуться к истокам самого слова «коррупция». А происходит оно от латинского corrumpere – «рушить». Следовательно, коррупция – это действия, которые совершаются ради личной выгоды и при этом попирают мораль социальной системы, будь то национальное государство, регион, организация или другое сообщество.

Но взглянем правде в глаза. Каждое человеческое существо склонно к коррупции. Это неотъемлемая часть человеческой природы. За минувшие годы проведено немало экспериментов с целью изучить нашу склонность к коррупции, жестокости, аморальным действиям, нарушению принятых норм поведения и, как это не раз было, фундаментальных прав личности. Знаменитые исследования, проведенные в начале 1970-х профессором Стэнфорда Филипом Зимбардо, подчеркивают, насколько склонны мы, люди, вести себя в определенных условиях аморально и деспотично (даже полностью сознавая, что мы нарушаем нечто, что, возможно, казалось нам базовыми моральными нормами). Результаты исследований Зимбардо подтвердились ужасами Баграма, Абу-Грейба и Гуантанамо, где руководители США и Британии – государств, именующих себя главными борцами с коррупцией в цивилизованном мире, – с величайшим презрением отбросили в сторону базовые нормы и стандарты международного права. И что, нам после этого думать, что коррумпированными могут быть только лидеры стран третьего мира?

Если резюмировать сказанное, то с точки зрения управления коррупция имеет место, когда в интересах индивидуума или группы индивидуумов за счет других лиц, которые могут быть, а могут и не быть в курсе происходящего, нарушается признанная и общепринятая социальная и (или) правовая норма. И, скорее всего, это делается не ради общего блага, которым часто прикрываются виноватые.

Восприятие коррупции

Большинство цивилизованных государств открыто заявляют, что коррупция неприемлема и там, где она есть, должна выявляться и немедленно пресекаться. Во многих случаях коррупционные действия незаконны и нарушителей можно привлечь к ответственности и соответствующим образом наказать. Разумеется, бывают случаи, когда действия некоррупционны с точки зрения закона, но коррупционны с точки зрения морали – как те, которые обнажил в 2009 году скандал вокруг расходов британских парламентариев (пользуясь системой, они лишали платящее налоги общество его собственных ресурсов). Та история подчеркнула, как важно иметь регулирующие системы, которые бы стимулировали соблюдение моральных норм, особенно со стороны представителей власти.

Борьба с коррупцией – один из фундаментальных факторов нашей эволюции. Однако для успеха в этой борьбе нужны сильные и умные лидеры с принципами. Сильные – потому что пойти против естественной склонности добиваться личного преимущества коррупционными действиями без смелости нельзя. А умные – потому что силы коррупции в человеческой социальной системе бывают столь велики, что могут создать угрозу самому существованию того лидера, который вознамерился с ней бороться

Оценивая воздействие коррупции на экономическую систему, причинно-следственные связи выявить трудно. И все же многие эксперты включают в число отрицательных последствий следующее:

  • замедление экономического роста;
  • медленное образование капитала;
  • использование капитала ради частной, а не общественной выгоды;
  • сокращение объемов иностранных инвестиций;
  • неэффективное распределение бюджетных средств;
  • сокращение налоговых поступлений;
  • принятие неэффективных решений;
  • неэффективность международных программ помощи;
  • бедность, несправедливость, общественное недовольство.

Гипотеза о том, что коррупция присуща исключительно слаборазвитым странам, довольно популярна, и хотя ее связь с бедностью четко установлена, надо признать, что из социально-политических систем попустительствует ей большинство. Даже в системах, где такая активность явно противоречит принятым нормам, ее обнаружение далеко не всегда приводит к бодрым усилиям с целью наказать виновных. Подобная толерантность может быть связана с тем, что ответственные за борьбу с коррупцией часто оказываются ее же бенефициарами.

Когда действия влиятельного лица можно расценить как коррупционные, оно, чтобы смягчить ситуацию, иногда пытается их оправдать. Некоторые лидеры, например, утверждают, что некая доля коррупции необходима для нормального функционирования общества и организаций и допустима. Более распространенный аргумент в пользу коррупции – так называемый принцип предосторожности. Изначально его предложили в рамках движения за охрану окружающей среды. За пределами же этой сферы принцип сводится к тому, что любое, даже самое непорядочное поведение может быть оправдано, если управленец видит для него весомые основания. Показать, что в любом сложно устроенном обществе может быть необходима некая доля коррупции, можно. Но это, безусловно, не значит, что так и должно быть.

На организационном уровне для открытого осуждения коррупции есть три серьезные причины.

1. Вопреки тому, что, возможно, думают некоторые, из-за нее жизнь в социуме становится крайне трудной – ведь она поражает саму основу его существования. Коррупция убивает доверие к системе и попирает идею равенства перед законом и обязательности следования общим нормам поведения.

2. В системе, где коррупция может быть в форме подкупа, те, кому обстоятельства позволяют предлагать взятки, имеют несправедливое преимущество. Те, кто не может их давать, раздражаются, развивается чувство несправедливости, и система дезинтегрируется.

3. Коррупционные действия – это угроза работе и эффективности экономической системы, ведь реинвестированием накопленного капитала коррупционеры ее не поддерживают.

Если перейти на уровень индивидуума, то моральное разложение, или «коррупция разума», становится причиной патологического и деструктивного поведения. Когда у человека входит в привычку нарушать принятые нормы ради собственной выгоды, он перестает чувствовать, что правильно, а что – нет, и в перспективе перестает видеть себя в обществе.

Моральное разложение как вирус: медленно, но верно захватывает территорию. Люди не сознают, что стоит лишь раз слегка преступить моральный кодекс, и последует новое нарушение, за ним – другое, спираль закрутится, и в итоге разлагать будет особенно нечего. Процесс настолько стремителен, что во многих случаях человек даже не понимает, что происходит. Он твердо верит, что нарушения настолько мелкие, что ничего страшного в них нет. И со временем, если ничего не предпринять, нарушение моральных норм само становится нормой. «Так и надо!» – говорит человек. Хуже всего, конечно, когда разложению подвергается лидер. Влияние на других участников человеческой системы будет крайне негативным и заразительным в этом случае.

Виды коррупции

Тема коррупции широко изучается, и предприняты попытки определить распространенные модели соответствующего поведения. Ниже – подборка самых распространенных.

1. Сговор. Явление будничное. Мы регулярно наблюдаем, как два или более лиц или организаций работают вместе, замышляя нарушить законное положение дел в ущерб другим. Наглядный пример – деятельность Monsanto и ее сговоры с надзорными органами в разных местах планеты, которые направлены на ликвидацию биоразнообразия и установление контроля над мировыми поставками продовольствия наперекор общественным интересам.

2. Злоупотребление полномочиями. Влиятельные лица нередко пользуются властью в угоду личным интересам или интересам небольших групп, а интересы большинства при этом не учитывают. Власть и ее воздействие на восприятие собственного «я» бывают колоссальными. Собственная значимость опьяняет управленца, и интересы общества и его членов становятся неважными. Отличный пример – президент Никсон и Уотергейт. То же можно сказать о действиях режима Сухарто в Восточном Тиморе и режима Пиночета в Чили.

3. Подкуп. Давать нечто ценное, чтобы получить контракт или коммерческое преимущество, – также распространенная практика во многих культурных средах. BAE Systems, работая в Африке и Восточной Европе, долгие годы прибегала к ней на регулярной основе.

4. Фаворитизм и кумовство. И в частном, и в государственном секторе руководители то и дело распределяют награды не по заслугам, отдавая предпочтение определенным лицам. Может, такое лицо готово тешить руководительское самолюбие, а может, состоит в том же гольф-клубе. Какой бы ни была причина, суть всегда одинакова: человек, который получает награду, ее не достоин. То, что проблему кумовства надо решать, признавал после финансового кризиса премьер Греции Георгиос Папандреу.

5. Ложь и сокрытие ключевых фактов (коррупционные действия с данными). Эта форма, пожалуй, превалирует в сегодняшнем мире. Более того, такая коррупция стала одной из главных черт демократических систем Запада, особенно в последние годы (удержать контроль, играя на людских страхах, старались и политические, и корпоративные лидеры).

6. Распространение слухов и дезинформация. С этой формой мы сталкиваемся ежедневно, если обращаемся к СМИ. Многие публичные лидеры прибегали в последние годы к таким приемам. Пример – изобретение «Аль-Каиды» и создание вокруг нее образа международной группировки террористов, которые хорошо подготовлены, преданы делу и способны атаковать наши города и поставить под угрозу само наше существование.

7. Угрозы и запугивание. Опять же очень распространенное проявление коррупции, на этот раз грубой. С большим успехом такой тактикой пользовалась Monsanto, вынуждая подчиняться своей воле мировых фермеров. Судебными процессами крупные корпорации пугают довольно часто, особенно когда к ним возникают вопросы.

8. Нелегитимное использование власти. Находящиеся у руля власти нередко продвигают собственную повестку дня, манипулируя системой. В некоторых случаях мы не сознаем, что сам руководитель стал орудием влияния в руках кого-то, кто остается в тени. Может, эта часть политической игры и легитимна юридически, но цели ее сомнительны, и не факт, что власть здесь используют в интересах большинства.

Гипотеза о том, что коррупция присуща исключительно слаборазвитым странам, довольно популярна, и хотя ее связь с бедностью четко установлена, надо признать, что из социально-политических систем попустительствует ей большинство. Даже в системах, где такая активность противоречит принятым нормам, ее обнаружение далеко не всегда приводит к бодрым усилиям с целью наказать виновных. Подобная толерантность может быть связана с тем, что ответственные за борьбу с коррупцией часто оказываются ее же бенефициарами

Профилактика и борьба

Характеристика и изучение коррупции, борьба с ней – работа бесконечная. Это явление всегда было присуще человеческой социальной системе. На каждом уровне общества всегда будут его признаки. Но если мы хотим противодействовать его разрушительным силам, надо изо дня в день стремиться распознать эти признаки и реагировать как подобает.

Мы верим, что борьба с коррупцией – один из фундаментальных факторов нашей эволюции. То, как мы с ней боремся, имеет ключевое значение в контексте оздоровления общества и профилактики того ужасного воздействия, которое может оказывать моральное разложение. Однако для успеха в этой борьбе нужны сильные и умные лидеры с принципами. Сильные – потому что пойти против естественной склонности добиваться личного преимущества коррупционными действиями без смелости нельзя. А умные – потому что силы коррупции в человеческой социальной системе бывают столь велики, что могут со­здать угрозу самому существованию того лидера, который вознамерился с  ней бороться.

Сейчас проблему коррупции в наших социальных системах необходимо изучать. Следует лучше разобраться в ее динамике и придумать инструменты и приемы борьбы. Поэтому мы выступаем за подготовку и ре­ализацию актуальных и прозрачных исследовательских работ, чьей целью было бы погрузиться глубже в проблему, выделить ее истоки и предложить эффективные и реалистичные решения.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp