Большая оцифровка

Африка – на пороге онлайн-революции. Точнее, первый этап этой революции уже начался. Бизнес, в том числе и международный, может обнаружить золотую жилу на континенте, если вовремя использует этот тренд.

Африка, второй по территории и населению континент, сегодня находится на заре цифровой революции. Впрочем, некоторые полагают, что стадию зарождения процесс уже минул.

Как бы то ни было, катализаторы этого роста важно изучить и понять. Африканская «оцифровка» не только увлекательна, но и замысловата. Разгоняемая социальными, экономическими и политическими переменами, она идет рука об руку и с последовательной урбанизацией.

Рост и становление среднего класса в городах – вот, вероятно, самые важные факторы распространения цифровых технологий. Но у формирования цифровой экономики могут быть и другие драйверы.

Важно изучить и проанализировать траекторию «оцифровки», а также тщательно рассмот­реть экономические перемены и возможности, которые должны появиться в результате трансформации. Весьма полезными здесь могут оказаться данные из доклада McKinsey & Company под названием «Оцифровка львов» (Lions Go Digital) от 2013 года.

Рост: настоящее и будущее

Потенциал Африки нельзя недооценивать. Чтобы его осознать, важно понять, в каком социально-экономическом положении находится сейчас континент. Несмотря на то что технологии задействуются недостаточно, а пропускная способность интернет-каналов ограничена, в ближайшие 20 лет, отмечается в докладе McKinsey, ситуация должна серьезно измениться.

Если перевести все это на язык цифр, прогноз роста может показаться ошеломительным. В 2013 году уровень проникновения интернета на континент достигал 16%, а к 2025-му он должен подняться до 50%. Это значит, что число интернет-пользователей возрастет со 167 до 600 млн.

Чтобы лучше понимать, о чем идет речь, приведем другие цифры: рынок онлайн-ритейла за эти же 12 лет увеличится примерно вчетверо. Соответственно, выручка интернет-отрасли повысится с 18 до 300 млрд долларов. Столь стремительный экономический рост неизбежно отразится на привлекательности Африки.

Изучить и рассмотреть Африку целиком полезно, но также важно помнить, что ее неоднородность создает трудности для понимания того, как и с какой скоростью будут развиваться отдельные рынки.

Эта неоднородность видна на примере Эфиопии и Сенегала.

Доля интернет-отрасли в ВВП Эфиопии – 0,6%. На другом краю спектра – Сенегал с 3,3%, что куда ближе к уровню развитых экономик, где этот показатель составляет 3,7%.

В своем докладе McKinsey отмечает, что доля интернет-отрасли в ВВП всей Африки может вырасти до 5–6%, то есть до уровня Тайваня, Британии и Швеции. Уже одно это было бы бесспорным успехом, хотя не стоит забывать и о прогнозе насчет 300 млрд долларов. Если он оправдается, доля интернет-отрасли достигнет 10%. При этом частное онлайн-потребление увеличится тогда до 154 млрд долларов (в целом на континенте).


Африканские технологические стартапы вроде Jobberman, moWoza и Rekindle сегодня создают передовые продукты, способные на равных конкурировать с западным бизнесом. Поэтому сети бизнес-инкубаторов и стартапов привлекают много инвестиций, что помогает формировать технологические экосистемы, сравнимые с экосистемами развитых экономик. Прежде всего стоит отметить такие проекты, как ActivSpaces (Камерун), MEST (Гана), iHub (Кения), iLab Liberia (Либерия), Wennovation Hub (Нигерия) и JoziHub (ЮАР)

Прогнозы эти очень позитивны, но сами собой они не сбудутся. Средства, которые сегодня тратят государства континента на развитие интернета, составляют порядка 3 долларов на человека. Однако в Африке сейчас обсуждают программы развития информационно-коммуникационных технологий, которые предусмат­ривают увеличение затрат на интернет-развитие до 150 долларов на человека. Это все равно меньше, чем в развитых странах, но больше, чем, скажем, в Бразилии. Если выйти на такой уровень, частный сектор тоже начнет вкладывать активнее. Его инвестиции могут вырасти с 2,45 до 52 долларов на человека.

Драйверы трансформации

Как мы уже говорили, было бы неразумно делать обобщающие выводы по Африке в целом, поскольку разные государства находятся на различных стадиях развития. В одних рост цифровых технологий обеспечивается исключительно частным потреблением (во всяком случае в том, что касается краткосрочного роста). В других же главным драйвером служит аутсорсинг бизнес-процессов.

Однако у всех государств есть одна общая черта: в целом на континенте сейчас идеальное время для трансформации, чему способствуют несколько ключевых факторов.

Во-первых, демографическое преимущество. Африка – один из самых «молодых» континентов. Жителей в возрасте от 15 до 25 здесь 200 млн. Похожая картина наблюдалась у пионеров технологического прогресса. Это признают многие. Также молодежь охотно пользуется социальными сетями, отчего прогнозы проникновения интернета, о которых мы говорили выше, отнюдь не кажутся избыточными.

Во-вторых, значительный рост доходов. К 2020 году число домохозяйств с доходами более 5 тыс. долларов в год достигнет в Африке 128 млн. Именно на этой стадии домохозяйства начинают тратить половину доходов не на продовольствие.

Впервые в современной истории африканского общества этот тренд создаст для миллионов людей уникальную возможность тратить, взаимодействовать и производить инновации. Это важно, учитывая, что цены на базовые смартфоны упали ниже переломной отметки в 100 долларов за штуку. Такие аппараты уже выпускают инновационные компании вроде mi-Fone, которая несет в массы дешевые мобильные технологии.

В-третьих, в Африке есть предпринимательская культура. Она служит драйвером инноваций и, кроме того, стимулирует экономическое развитие. Распространение интернета стало стартовой площадкой для предпринимателей и их инновационных идей.

Африканские технологические стартапы вроде Jobberman, moWoza и Rekindle сегодня создают передовые продукты, способные на равных конкурировать с западным бизнесом. Поэтому сети бизнес-инкубаторов и стартапов привлекают много инвестиций, что помогает формировать технологические экосистемы, сравнимые с экосистемами развитых экономик.

Прежде всего, стоит отметить такие проекты, как ActivSpaces (Камерун), MEST (Гана), iHub (Кения), iLab Liberia (Либерия), Wennovation Hub (Нигерия) и JoziHub (ЮАР).

Глобальные игроки, в числе которых и Microsoft, уже сотрудничают с ведущими африканскими инкубаторами, поддерживая стартапы. Активно вступает в партнерства и Google. Цель этих партнерств – организовать дешевый высокоскоростной беспроводной доступ в интернет в Южной Африке.


Есть примеры и локальных инициатив: кенийская некоммерческая организация Ushahidi разрабатывает устройство для решения проб­лем со стабильностью энергообеспечения. Это инновационное устройство называется BRCK и может плавно переключаться между сетями и источниками электричества.

В числе потрясающих качеств африканских стартапов – целеустремленность и желание расширяться и развиваться не только за пределами родной страны, но и выходить за границы своего континента. Некоторые из новичков – насто­ящие «микротранснациональные корпорации». Мало кто может так же эффективно задействовать современные технологии и выйти на глобальную аудиторию и глобальный рынок, как они.

Четвертый фактор – продукт трех предыдущих. Это рост инвестиций. Формируются венчурные сети и сети бизнес-ангелов. Глобальным инвесторам они внушают уверенность, что Африка – это привлекательная инвестиционная гавань со впечатляющими показателями доходности.

И наконец, последний ключевой фактор – урбанизация. К 2030 году ее уровень повысится с нынешних 40 до 50%, отмечают исследователи из McKinsey. Это будет происходить вместе с развитием инфраструктуры за счет частных и государственных инвестиций. Скорость доступа к интернету в результате увеличится.

Важную роль в «оцифровке» континента играют инициативы власти и национальные стратегические концепции. Председатель совета директоров Google Эрик Шмидт недавно заявил, что благодаря инвестициям кенийского правительства «Найроби превратился в серьезный технологический хаб и может стать африканским лидером».

В минувшем году Фонд Рокфеллера организовал в Нью-Йорке встречу, посвященную экономическим возможностям, которые создает цифровая трансформация Африки. Одной из важных тем стало освоение рынка аутсорсинга. Было замечено, что в мировом масштабе он оценивается в 512 млрд долларов. И по большому счету Африке до недавнего времени выйти на него не удавалось.

Общепризнано, что развитые страны могут сэкономить до 40%, передавая работу на аутсорсинг в развивающиеся. Если бы Африка полностью реализовала свой потенциал, то смогла бы повысить доходы молодежи на 200% – и, соответственно, оказать положительное воздействие на образование и помочь формированию новых возможностей.

Анализ секторов

Эффект от «оцифровки» будет значительным, сомнений нет. Наиболее заметные дивиденды извлекут пять секторов.

Финансы. Успех таких проектов, как M-Pesa, и дальнейшее проникновение интернета и технологий окажут беспрецедентное воздействие на уровне финансовой инклюзивности, учитывая, что банковских счетов сейчас нет у трех из четырех взрослых жителей стран к югу от Сахары. «Оцифровка» потянет вниз стоимость трансакций, что стимулирует микротрансакции и экономический рост.

Если прогнозы сбудутся и темпы технологического развития сохранятся, то к 2025 году банковские услуги окажутся доступными 60% африканцев и более чем у 90% будут электронные кошельки для совершения повседневных операций. Финансовая инклюзивность станет драйвером экономического развития и, возможно, будет способствовать буму в сфере электронной торговли. Скажем, в линейке M-Pesa есть такие продукты, как M-Shwari и M-Kesho. Первый дает мобильный доступ к сбережениям, второй – к страховкам и микрозаймам.

Образование. Развитие цифровых технологий повысит доступность образования, устранив физические преграды, например дистанцию. Кроме того, использование цифровых инструментов даст людям свободу в удовлетворении образовательных нужд. Оно обеспечит мгновенный доступ к образовательным ресурсам, откроет дополнительные возможности повышения квалификации преподавателей и позволит улучшить результаты обучения.

Здоровье. Огромную площадь Африки и стран континента часто называют помехой эффективному медицинскому обслуживанию. На тысячу пациентов приходится лишь 1,1 врача и 2,7 ассистента, и проблема организации здравоохранения колоссальна, если рассматривать континент в целом.

Предполагается, что технологии позволят пациентам контактировать с поставщиками медицинских услуг в режиме онлайн, благодаря чему централизованное обслуживание станет действеннее и эффективнее. Кое-что полезное появилось в сфере борьбы с контрафактом, в частности – механизмы mPedigree. Теперь посредством SMS потребители из Западной Африки могут выяснить, не покупают ли они в аптеке подделку. Благодаря развитию медицинских технологий Африка, как ожидается, сможет экономить от 84 до 188 млрд долларов в год.

Розничная торговля. Традиционные формы розничной торговли (офлайн) в целом на континенте не развиты. Электронная торговля (подкрепленная финансовой инклюзивностью) может заменить классические розничные магазины, предложив покупателям иные выбор, качество и цены. Общепризнано, что цены онлайн-ритейлеров могут быть примерно на 10% ниже, чем в классических магазинах.

Сельское хозяйство. При помощи цифровых технологий отрасль будет добывать информацию, необходимую для стимулирования роста, повышения эффективности и экономии от масштаба. Интернет позволит получать сведения о погоде, селекции культур и борьбе с вредителями, а также принимать обоснованные решения по управлению землей. Более того, он наверняка откроет доступ к новым рынкам и поможет снизить цены на продовольствие.


По подсчетам Африканского банка развития, рост аграрного сектора вдвое эффективнее снижает бедность, чем рост какого бы то ни было другого. Один из лидеров этого сектора – Товарная биржа Эфиопии (ECX), которая за счет технологий создала эффективную и современную торговую систему. ECX существует пять лет, и сегодня это крупнейшая товарная биржа Африки.

Надежда на будущее

По данным McKinsey, интернет-зрелость коррелирует с повышением уровня жизни и позитивно отражается на здравоохранении, образовании и социальной мобильности.

Кроме того, возрастает производительность в самой цифровой экономике. По мере снижения затрат будет увеличиваться доступность облачных технологий, усовершенствованного ПО для надежного хранения данных, электронной почты и электронных систем предприятия (например, для расчета зарплат и выставления счетов). В итоге они станут общедоступными, а расходы как бизнеса, так и потребителей сократятся. Перечисленные экономические перспективы вселяют уверенность. Сомневаться в этом не приходится. Однако не стоит забывать и о «врожденных» рисках неопределенности. Прогнозы экономического роста основаны на прозрачных и эмпирических данных, но их реа­лизация ни в коем случае не гарантирована. Ожидания оправдаются только при выполнении следующих пяти важных условий:

1.Продолжится развитие сетевой инфраструктуры, а стоимость устройств будет и дальше падать либо оставаться стабильной.
2.Капитал станет доступнее.
3.Будут запускаться программы развития информационно-коммуникационных технологий, которые позволят повысить безопасность серверов и онлайн-трансакций.
4.Сформируется сильная экосистема.
5.Власти будут четко представлять себе будущее, проявлять инициативу и политическую дальновидность.    

Нзубе Уфодайк – глава Amoo Venture Capital Advisory, сооснователь place4BRICS.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp