Большая игра без правил

Китай, Индия и Япония готовятся к большой игре, призом в которой станет статус главной супердержавы Азии. Проблема в том, что в этой игре до сих пор
не существует правил.

Сегодня кажется, что не так уж много людей придают значение национальности и этнической принадлежности человека, как в прошлом. Интернет дает возможность завязать близкие отношения с удаленными культурами и людьми. Однако для государств вопрос неприкосновенности границ остается по-прежнему очень чувствительным. В конце концов, территория – земля, океаны, воздушное пространство, реки и побережье – определяет идентичность страны, систему ее безопасности и внешнюю политику.

Государства могут разрешать территориальные споры, либо отказавшись от части своего суверенитета и таким образом ослабив свое могущество и влияние, либо принимая более жесткую стратегию национальной обороны, направленную на отражение текущих и предотвращение будущих угроз. Многие азиатские страны в наши дни выбирают второе.

Возьмем территориальные конфликты на пространстве Индийского океана и в других регионах Восточной Азии, разжигаемые постоянными (и все более настойчивыми) попытками Китая оспорить суверенитет над обширными морскими участками. Поскольку китайские притязания раздувают застарелые, тлеющие много лет конфликты, угрожая изменению статус-кво в регионе, остальные азиатские страны приступают к пересмотру своих стратегических установок.

Например, Филиппины корректируют стратегию национальной безопасности, расширяя сотрудничество с Соединенными Штатами, служащими региональным противовесом КНР, всего через двадцать лет после закрытия у себя двух крупных американских военных объектов: морской базы в заливе Субик-Бей и авиабазы ВВС Кларк. Связи с Америкой укрепляет и Вьетнам. Кроме того, спустя несколько десятилетий отсутствия в Индонезии США возобновили программы подготовки вооруженных сил этой страны.

Но куда важнее то, что сегодня японские политики открыто обсуждают возможность трансформации внешней политики страны в направлении от послевоенного пацифизма к куда более агрессивному национализму. В августе этого года Морские силы самообороны Японии спустили на воду эсминец Izumo, который по своему устройству и боевым возможностям схож с авианосцем и пригоден для использования в ударных операциях. Этот наметившийся стратегический сдвиг, скорее всего, будет иметь далеко идущие последствия, поднимая ставки в противостоянии между Китаем и Японией за острова в Восточно-
Китайском море.

Однако, хотя мировая пресса продолжает пестрить заголовками на тему сохраняющейся напряженности в японо-китайских отношениях, динамика соотношения сил в Азии в перспективе ближайшего десятилетия, по всей видимости, будет определяться стратегическим противостоянием Китая и Индии. И последние события указывают на то, что в КНР это понимают.

В апреле группа пограничников из Народно-освободительной армии Китая (НОАК), перейдя так называемую линию фактического контроля, вторглась в индийскую долину Дапсанг в Ладакхе, организовала там лагерь, в котором пробыла почти три недели. Китайским властям еще предстоит объясниться по поводу этого вторжения, хотя недостатка в спекуляциях на эту тему нет.

Хотя мировая пресса продолжает пестрить заголовками на тему сохраняющейся напряженности в японо-китайских отношениях, динамика соотношения сил в Азии в перспективе ближайшего десятилетия, по всей видимости, будет определяться стратегическим противостоянием Китая и Индии

Кто-то утверждает, что заход инициировал местный военачальник, кто-то – что нарушение нужно было новому председателю КНР Си Цзиньпину, чтобы закрепить свою власть над НОАК. Вторжение связывали даже со скандалом вокруг Бо Силая, экс-секретаря парткома города Чунцин, находившегося в тесных отношениях с высокопоставленными людьми из НОАК и силовых структур. Правдоподобнее всех выглядит простейшая версия: Китай пошел на этот шаг осознанно, чтобы продемонстрировать, кто именно контролирует спорную границу.

Сейчас Индия и Китай ведут открытую борьбу за влияние в Шри-Ланке, Мьянме, Непале и Бангладеш. До сих пор для утверждения своих позиций они полагались на использование экономических и торговых механизмов, особенно на конкурирующие портовые и трубопроводные проекты.

Китай не дает замедлению экономики расстроить планы по наращиванию и модернизации военно-морских сил и экспансии своих коммерческих интересов к югу от Евразии. Все последнее время страна проявляла интерес к проектам, связанным с глубоководными портами в Кении, Танзании и Бангладеш, и в ряд из них инвестирует. Кроме того, КНР непосредственно участвует в финансировании и строительстве портов в Индийском океане в Мьянме, Шри-Ланке и Пакистане.

Так же как Китай помогает с устройством пакистанского порта Гвадар, Индия содействует строительству иранского порта Чабахар, расположенного в 70 км от Гвадара. Чабахар будет полезен не только в противостоянии с Поднебесной. Он станет важнейшим звеном в цепи индийских поставок в Афганистан, Центральную Азию и далее. Индия могла бы создать вокруг него целый транспортный хаб.

Кроме того, Индия предпринимает энергичные действия, направленные на сохранение превосходства над Китаем на море. В августе на первой построенной собственными силами атомной подводной лодке класса «Арихант» был запущен атомный реактор, что еще на один шаг приблизило страну к своей давней цели – созданию «ядерной триады», означающей возможность применять ядерное оружие наземного, воздушного и морского базирования. А всего через три дня в Индии был спущен на воду авианосец «Викрант».

Но, как отмечалось в журнале The Economist, «нечасто гордыня получает столь скорое возмездие». Действительно, всего через два дня после спуска на воду «Викранта» взрыв на военных верфях в Мумбаи отправил на дно «Синдуракшак» – одну из десяти индийских субмарин проекта 877, составляющих костяк стареющего неядерного подводного флота Индии.

В результате этой трагедии погибли 18 членов экипажа.

Явные экономические, стратегические и военные преимущества Китая окажутся не столь существенными, как многие полагают, – особенно с учетом неопределенности, сохраняющейся в отношении стратегического поворота Америки в сторону Азии. Действительно, имея США в качестве союзника, Япония и Индия способны склонить чашу весов на свою сторону. Очевидно одно: великие азиатские державы уже вступили в большую игру, но правил, по которым она будет вестись, по-прежнему не существует.

Джасвант Сингх – экс-министр финансов, экс-министр иностранных дел и экс-министр обороны Индии.


Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp