Битва накануне революции

Города борются за людей, капиталы и проекты. В этой борьбе все связано со всем и все имеет смысл. Понимание того, как устроена и как складывается эта конкуренция, а также знание методик оценки мегаполисов востребовано на всех уровнях власти. По крайней мере, так должно быть в идеальном мире. На практике же многие решения принимаются без учета глобального контекста. Первыми от этого страдают горожане.

Их благополучие и вся местная экономика зависят от массы факторов, однако принципиальное значение имеет то, насколько удачно вплетены в городскую ткань индустрия и технологии. В долгосрочной перспективе вклад этих двух составляющих в комфортную среду, безопасность, устойчивое развитие и способность мегаполиса привлекать инвестиции окажется одним из самых главных.

Лучший способ быстро оценить тот или иной город – посмотреть на его позиции в нескольких рейтингах. Бизнес-перспективы важных точек развивающегося мира особенно удобно сравнить по двум из них.

Австралийское инновационное агентство 2thinknow каждый год выпускает «Глобальный рейтинг инновационных городов». В нем 445 мегаполисов группируются по пяти основным типам: «Ядро», «Эпицентр», «Узел», «Влиятельный» и «Стартап» (Nexus, Hub, Node, Influencer, Upstart). Города с сильной связью и высокой развитостью социальных и экономических инновационных сегментов входят в «Ядро». Если эти же сегменты становятся приоритетными в развитии мегаполиса, то он оказывается в «Эпицентре». «Узел» собирает в себе города с хорошей производительностью по ряду инновационных сегментов, в которых при этом заметен некий дисбаланс. «Влиятельным» становится город, показывающий свою конкурентоспособность в отдельных инновационных сегментах и имеющий определенный потенциал для их дальнейшего развития, однако доля этих сегментов остается несбалансированной. И, наконец, «старт­апами» называют мегаполисы, обладающие потенциалом и векторами развития, которые смогут обеспечить становление некоторых инновационных сегментов только в будущем.

Таким образом, рейтинг 2thinknow измеряет потенциал городов, выясняя, какие из них наиболее благоприятны для инвестиций в инновационную сферу. По итогам прошлого года такими оказались 23 мегаполиса стран БРИКС.

Довольно отчетливо отражает положение дел прошлогодний рейтинг PricewaterhouseCoopers «От Москвы до Сан-Паулу. Исследование городов семи ведущих стран с развивающейся экономикой» (Китай, Индия, Бразилия, Мексика, Россия, Индонезия, Турция). Мегаполисы сравнивались по 10 категориям и 59 переменным показателям. На первое место вышел Китай: Пекин показал лучшие результаты по интеллектуальному капиталу и инновациям, транспорту и инфраструктуре, здравоохранению, безопасности и защищенности, экономическому влиянию, демографии и приспособленности для жизни, а также в пункте «город как мировой центр притяжения». Оказавшаяся на втором месте Москва продемонстрировала наиболее высокие показатели в вопросах уровня технологической готовности, устойчивого развития окружающей среды, а также демографии и приспособленности для жизни.

Бразильский Сан-Паулу выглядит середнячком почти по всем пунктам, кроме позиций «уровень технологической готовности» и «экономическое влияние». А вот результаты индийского Мумбаи по всем пунктам исследования оказались достаточно скромными: город выглядит явным аутсайдером.

Два подхода

Увеличение конкурентоспособности городов направлено не столько на желание занять первые места в мировых рейтингах, сколько на решение глобальных общечеловеческих проблем. Так, китайский город Чжэньцзян и бразильская Куритиба, в реальности друг с другом не соперничающие, ведут интеллектуально-технический поединок, результаты которого имеют прикладное значение для любых крупных населенных пунктов в мире. Речь идет об общественном транспорте.

В 2012 году муниципальным властям Чжэньцзяна при помощи корпорация IBM удалось заменить или усовершенствовать более 400 автобусных станций и 1000 единиц общественного транспорта. Разработанная в IBM Research первая в своем роде платформа для повышения эффективности движения общественного транспорта заметно улучшила управляемость всей городской системы. В основе предложенного решения моделирование пассажиропотока и мониторинг движения всех автобусов в реальном времени (помогла сеть 4G). Владеющие полной информацией операторы могут точнее планировать рейсы, что даже снижает потребление топлива. Согласно городской статистике, ежедневно полмиллиона пассажиров пользуются мобильными приложениями, чтобы узнать время прибытия своего автобуса. Город сократил выбросы углекислого газа на 6700 тонн и топ­ливные расходы на 17 млн юаней.

По численности населения Куритиба сравнима с Фениксом (США). Но если в американском городе только 1% населения использует автобус, чтобы добраться до работы, то в бразильском таких 75%. С недавнего времени этот мегаполис по праву стал считаться одним из самых экологичных в мире и самым «зеленым» в стране. Причина в изобретенной здесь системе городского общественного транспорта – метробусе. Она подразумевает под собой новый способ автобусного сообщения, с более высокими эксплуатационными характеристиками. Маршруты проходят по частично или полностью выделенным полосам. Кроме того, светофоры переключаются из самого метробуса, что обеспечивает им приоритет в движении.

Метробусы Куритибы – наиболее загруженная система автобусных маршрутов в Бразилии, осуществляющая 3/4 всех городских и пригородных перевозок (около 2 млн пассажиров в день – больше, чем в Нью-Йорке). А в 2009 году вся транспортная система была снова улучшена с введением «Зеленой линии» – шестого коридора, по которому работают только метробусы на биодизеле.

История и современность

Развивающиеся страны ощущают на себе сегодня двойное давление. Помимо того что многие из них наравне с развитыми пытаются решить глобальные проблемы человечества – от пробок до смертельных заболеваний, – они испытывают ощутимый дефицит в технологиях, инвестициях и неком базовом комфорте жизненного пространства. Необходимость догонять не означает обязательного повторения пройденных другими путей. Наоборот, чужой опыт дает возможность оптимизировать свои поиски и, быть может, предложить более эффективное решение. Главное в этой задаче – не упустить современность, не сделать выбор в пользу отживших свое практик.

Промышленная революция изменила облик многих европейских городов. Хрестоматийный пример этой трансформации – перепланировка Парижа в XIX веке. Радикальный план барона Оссмана, префекта департамента Сены, подарил французской столице регулярную застройку с однотипными фасадами, кольцевые магистрали и разгрузил центр. Но сегодняшний Париж – отнюдь не самый удобный город для жизни, его возможности уже не отвечают всем требованиям новой эпохи.


Что это за эпоха? Американский философ, экономист и теоретик посткапитализма Джереми Рифкин уверен, что следующая (третья) промышленная революция будет энергетической. По его мнению, сегодняшняя углеродная экономика влечет за собой глобальные негативные последствия как для экологии, так и для экономики в целом. Цены на энергоресурсы постоянно колеблются между слишком низкими и слишком высокими, из-за чего глобальное развитие то замедляется, то, наоборот, чрезмерно ускоряется. В ближайшей перспективе нефть и углеводороды не смогут стать энергетическим источником новой модели мировой экономики. Ядерная энергетика также не подходит для таких целей ввиду ограниченности запасов урана и дорогостоящей утилизации отходов. Рифкин возлагает надежды на «новое топливо для технологической революции» – экологически чистую, «зеленую» энергию.

Такая революция изменит облик современной жизни: энергосберегающие дома будут энергетически автономны, здания станут микроэлектростанциями, на крышах которых можно будет устанавливать солнечные батареи, а на фасадах – производить энергию за счет ветра или тепла земли. Подобные дома будут объединены в глобальную «умную энергетическую сеть», которая сможет зафиксировать излишек энергии и в автоматическом режиме продать его потенциальному потребителю. Так как большая часть энергии будет использоваться на местах, энергозатраты при транспортировке существенно сократятся, а значит, небольшие производители окажутся в привилегированном положении по сравнению с гигантами. Впоследствии цена на такие технологии снизится, и «зеленая» энергия станет постепенно доступнее углеродной и атомной.

Массовое внедрение «зеленых» технологий неминуемо изменит облик городов. Рифкин уверен, что страны, прошедшие третью промышленную революцию, создадут инновационную модель энергетического снабжения городов, жилых домов и производств.

Кластерное развитие

Еще один способ сделать город конкурентоспособным – использовать кластерный подход. Именно в кластерах могут возникнуть системообразующие предприятия, объединяющие производственный, научно-исследовательский и образовательный потенциал.

В 1990-е годы кластерные инициативы стали международным стратегическим мейнстримом. Быстрыми темпами идет формирования кластеров и в Юго-Восточной Азии, Китае и Японии. По мнению экспертов, активнее всех остальных развивающихся стран потенциал кластеризации экономики использует Поднебесная. Географически индустриальные кластеры в КНР расположены в основном на востоке страны, их концентрация растет к югу. Больше всего кластеров расположено в провинциях Цзянсу, Шанхая, Чжэцзяна, Фуцзяня, Гуандуна, где ВВП на душу населения несколько выше, чем в среднем по стране.


Кластерная политика Поднебесной сильно связана с так называемыми свободными экономическими зонами, ставшими основой для стремительного развития страны в последние десятилетия. Фактически именно они послужили благодатной почвой для кластеров, многие из которых открываются либо внутри существующих СЭЗ, либо в непосредственной близости от них.

Впрочем, те же принципы реализуются в соседней Индии: на территориях, где уже сложились некоторые традиции производства, возникают новые объекты. Так, в штате Тамилнад, «кожевенной столице Индии», находится ряд кластеров, специализирующихся на производстве текстиля. 40% всей экспортируемой кожевенной продукции Индии производится именно здесь.

Кластеризация промышленности, которая стала активно проводиться индийскими властями с конца 1990-х, позволила стране выйти в мировые лидеры по производству автомобилей и автозапчастей. Но общий эффект куда значительнее. По данным компании McKinsey, 49 кластеров в Индии обеспечат 77% прироста ВВП к 2025 году.

Идеи по кластеризации экономики достаточно активно внедряются и в России. В их создании активно участвует ГК «Ростех». Входящая в нее корпорация «Росэлектроника» создает в Новосибирске кластер, который будет специализироваться на микрорадиоэлектронике. Базой для него станут уже существующие Новосибирский завод полупроводниковых приборов, научно-производственное предприятие «Восток» и Новосибирский завод радиодеталей «Оксид». Вертолетный кластер появится в Ростовской области (в городе Батайске). В него войдут пять новых и еще три вспомогательных завода, что создаст 20 тыс. рабочих мест и даст существенный толчок экономическому развитию города.

Погоня за идеалом

Теория и практика городской конкуренции напрямую касаются большинства людей на земле. Правильная работа в этой сфере всегда строится вокруг двух главных задач: повышения качества жизни и снижения ее стоимости. Причем и то, и другое должно делаться по правилу think global, act local.

На это обстоятельство накладывается высокая скорость развития. Она стала такой, что одно поколение может застать многократную смену жизненных укладов. Значит города, которые сегодня признаются идеальными, завтра могут стать самыми обычными. Другими словами, при последовательной и упорной работе шанс на прорыв теперь есть у всех.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp