Накипело

Width 250px original1 fmt

Возмущение бразильского среднего класса невиданными масштабами коррупции, а не проблемы в экономике – главная причина массовых протестов и запуска процедуры импичмента Дилмы Руссефф. До новых выборов президента Бразилию, скорее всего, ожидают два года сложной политической борьбы с непредсказуемым исходом.

В четверг 12 мая верхняя палата парламента Бразилии большинством голосов высказалась за начало процедуры импичмента президента Дилмы Руссефф, тогда же отстранив ее от занимаемой должности на время судебного разбирательства, которое по закону может продлиться до 180 дней. И хотя решение о начале импичмента может быть обжаловано, практически нет весомых аргументов за то, что Руссефф сможет вернуть себе власть, – она уходит. И точку в этом вопросе бразильские парламентарии могут поставить уже в начале лета.

Что оставляет после себя президент Руссефф? К сожалению, ее наследие в основном негативно. Ее звездный предшественник Лула да Силва, поддержавший Дилму на первых успешных для нее президентских выборах 2010 года, добился больших успехов в развитии страны по всем направлениям. В экономике – с точки зрения и увеличения производства, и балансировки государственных финансов, и подавления инфляции. В социальной сфере – за время президентства Лулы миллионы бразильцев вышли из бедности.

Какое-то время Дилма жила его наследством, но сама реально никакого позитивного вклада в развитие страны не внесла. Более того, с началом мирового экономического кризиса цены на бразильские экспортные товары – металлы, сою, мясо и другое сырье – обвалились, никаких мер для балансирования экономики так и не было принято.

Велась довольно безответственная политика. Прежде всего это касалось крайне раздутых социальных расходов, которые надо было сокращать по мере снижения доходов государственного бюджета. Если Лула держал бюджетный дефицит под жесточайшим контролем, то при Дилме все здесь попросту пошло вразнос. По итогам 2015 года расходы федерального бюджета Бразилии превысили его доходы на 115 млрд ре­алов (28,75 млрд долларов) – это худший результат за последние 19 лет. Государственный долг вырос до рекордных 66,2% ВВП. По данным бразильского Центробанка, расходы госсектора бразильской экономики оказались выше доходов на 111,2 млрд реалов (27,8 млрд долларов). Закономерным итогом подобной финансовой политики стала потеря Бразилией инвестиционных рейтингов от всей «большой тройки» – Standard & Poor’s, Moody’s и Fitch. Иными словами, из-за неадекватного управления при Дилме ситуация в экономике страны вышла из-под контроля.

Вдобавок к этому Дилма проявила себя и как слабый политик, продемонстрировав полную неспособность налаживать отношения с политическими оппонентами. В этом смысле она сильно проигрывает своему предшественнику и «патрону» Луле, прозванному «тефлоновым президентом» за способность отталкивать от себя любой негатив. Дилма не обладает и харизмой Лулы, а тем более – его политической изворотливостью. К тому же до президентства она никогда не являлась избранным лицом и занимала только административные должности. Также она всегда была аутсайдером в парламентской сфере – чисто аппаратным человеком, у которого нет навыка общения с парламентом и народом.

Напряжение коррупцией

Несомненно, все эти факторы сыграли свою роль, помешав Дилме выстоять в нынешнем коррупционном скандале, который с большой вероятностью приведет ее к импичменту. Хотя коррупцией в Бразилии сложно кого-то удивить – можно сказать, что для нее это эндемичное явление, а подобные скандалы случались всегда. В том числе и при Луле, сопровождаясь весьма громкими последствиями. Например, в 2005 году Жозе Дирсеу, генеральный секретарь Партии трудящихся – партии Лулы и Дилмы Руссефф, – был осужден за коррупцию и лишен права занимать государственные посты.

Правда, на этот раз коррупционный скандал, связанный с расследованием дела Petrobras, приобрел по-настоящему гомерические масштабы. При этом размер ощущаемой коррупции в 2010-е годы увеличился по сравнению с тем, что было в 1990-е или в 2000-е. Это не случайно. Дело в том, что когда Бразилия была бедной страной, людям оказалось не до этого – они просто выживали. Но с начала прошлого десятилетия, на волне экономического подъема, в Бразилии появился довольно большой городской образованный средний класс. Эти люди привыкли зарабатывать не на эксплуатации природной ренты, а собственным трудом. Для них коррупция, взятки и откаты, вскрывшиеся в ходе расследования дела Petrobras, стали сильнейшим раздражителем.

В течение 20–25 лет в Бразилии не состоялось ни одной демонстрации – это была очень спокойная страна. Но на этот раз у людей попросту накипело: в 2013-м на улицы бразильских городов вышли миллионы, протестуя не против сложной экономической ситуации, а против безудержной, наглой, бросающейся в глаза коррупции. Мишенью этих протестов стало левое правительство Дилмы Руссефф и ее социалистическая Партия трудящихся, некогда шедшая во власть под лозунгом борьбы с коррупцией. Тогда как по факту оказалось, что с их приходом она только возросла. В этом смысле «левая» идея была дискредитирована: люди, которые выступали как честные борцы за народ, сами оказались крупнейшими коррупционерами. Именно в этом кроется причина нынешнего фиаско Руссефф – не просто неудачи в экономике, но расцветшая при ней пышным цветом, вопиющая, системная коррупция.

Без прорывов

Отстранение от власти Дилмы Руссефф подвесило ситуацию в Бразилии со всех точек зрения. До 2018 года, когда должны состояться очередные президентские выборы, страна, скорее всего, не увидит политических и экономических реформ. Назначенный исполняющим обязанности президента вице-президент Мишел Темер не имеет достаточной легитимности для проведения радикальных мер в экономике. В свою очередь, бразильский парламент, довольно популистский, не будет готов сильно сжимать социальные расходы, менять экономическую политику. И это большая проблема.

Ситуация осложняется тем, что партийная система Бразилии разорвана в клочья, – сильных партий, которые могли бы взять на себя ответственность за реформы, сегодня в принципе нет. Причина в том, что все крупнейшие партии страны находятся в глубоком кризисе. Партия Лулы – правящая Партия трудящихся – терпит поражение. В ближайшее время мы, вероятно, увидим в ней ренегатов, которые пожелают ее оставить. Правоцентристская Партия бразильского демократического движения (ПМДБ) Мишела Темера раздираема внутренними противоречиями. В Бразильской социал-демократической партии (ПСДБ) бывшего президента Фернанду Кардозу остро стоит проблема лидерства и нет нормальной повестки дня. Социалистическая партия после трагической гибели в августе 2014 года своего лидера, экс-кандидата в президенты Эдуардо Кампоса, тоже находится не в лучшем состоянии.

В политическом истеблишменте Бразилии пока не видно фигур, которые бы тянули на роль президента. Сегодня мы наблюдаем старт политической гонки: это будет серьезное соревнование, а в 2018 году – открытые выборы без фаворитов, которых нет. Причем соревноваться будут не только партии, но и персоны, – в каждой партии есть много людей с амбициями, они будут конкурировать за партийное лидерство. И это помимо естественной борьбы партий между собой. Ее исход сегодня трудно предвидеть.

Но это не означает, что отстранение от власти президента Руссефф ввергнет страну в состояние политической анархии. Конституция Бразилии вполне работоспособна. К тому же не стоит забывать, что в новейшей истории страны это уже не первый импичмент, – в 1992 году в результате той же процедуры от власти был отстранен президент Фернанду Мелу, и никакой анархии тогда не случилось. Нет оснований считать, что на этот раз произойдет какая-то серьезная дестабилизация. Тем более что протестные настроения уже в ближайшее время, скорее всего, сойдут на нет. Отстранение от власти коррумпированных элит было главным требованием протестующих. Теперь оно выполнено. Так что внутренняя ситуация войдет в русло более спокойного политического процесса.

Аналогично до новых президентских выборов не следует ожидать резких изменений в бразильской внешней политике. В частности, не будет ухудшения отношений Бразилии с Россией, которые при Дилме Руссефф складывались очень удачно и будут нормально развиваться при Мишеле Темере. В качестве вице-президента он несколько раз приезжал в Москву и во всех отношениях настроен к России очень позитивно. В то же время никаких прорывов в международной сфере тоже не будет – все та же ограниченная легитимность не даст возможность Темеру принимать какие-то большие решения.

В свою очередь, таким же маловероятным событием выглядит возможное охлаждение Бразилии к участию в БРИКС. Политический консенсус таков, что Бразилия – великая страна и поэтому должна проводить независимую внешнюю политику. И в этом смысле позиция по БРИКС – как новому центру силы, противовесу евроатлантическому миру, как это воспринимается, – вряд ли изменится. Тем более не приходится говорить о развороте Бразилии в сторону США – по разным причинам антиамериканизм присущ практически всем без исключения силам бразильского политического спектра. Это относится и к Дилме Руссефф, которая в 1970-м была арестована и три года провела в тюрьме за участие в подпольной борьбе против военной диктатуры, установившейся в результате переворота 1964 года, организованного при участии ЦРУ. В свою очередь, один из лидеров оппозиции, кандидат от ПСДБ на президентских выборах 2010 года, только что назначенный министром иностранных дел Жозе Серра, будучи в эмиграции в Чили, был помещен под арест на стадионе в Сантьяго во время военного переворота 1973 года и чудом избежал казни. Иными словами, отношение бразильской политической элиты к США по меньшей мере амбивалентно, но чаще негативно.

Но на ближайшие два года внешняя политика для Бразилии отходит на второй план. Все внимание – на выборы 2018 года, после которых жизнь в этой стране изменится. Пока трудно сказать, как.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp