Как победить бедность

Width 250px 8254458338 40541d23e7  fmt

Сегодня около 1,5 млрд человек на планете живут в условиях нищеты, и 162 млн детей страдают от недоедания. Одна из 17 долгосрочных целей ООН – покончить с бедностью в любой форме. В 60 странах считается, что микрофинансирование – кредиты на малый бизнес – эффективный способ справиться с этой проблемой. Результаты недавнего исследования приводят к прямо противоположным выводам: микрофинансирование не только не уменьшает бедность, а напротив, ее приумножает.

Дать голодному удочку

«Отец» микрофинансирования – Мухаммад Юнус из Бангладеш. Он основал Grameen Bank и получил Нобелевскую премию мира за вклад в преодоление нищеты. Банк Юнуса в начале 1970-х годов начал выдавать кредиты беднейшим из бедных, причем под честное слово. Речь идет о тех, кто не является целевой аудиторией обычных финансовых организаций, – о людях, живущих на один-два доллара в день.

По мнению Юнуса, существующая система несправедлива: она лишает денег тех, кому они больше всего нужны, – малоимущих. Первый заем, который он выдал из собственных средств, составил 27 долларов. Небольшая сумма помогла осуществить планы 42 ремесленников из Джобры, причем эти люди добросовестно вернули свой долг.

Со временем Юнус пришел к идее создания банка, концепция которого довольно проста: человек получает кредит, тратит его на то, чтобы изготовить товар на продажу, а после ре­ализации использует часть дохода на погашение займа. Юнус убежден, что ленивых людей не существует: каждому нужно дать возможность заработать и изменить свою жизнь. «Сегодня примерно 2,5 млрд человек не имеют доступа к основным финансовым услугам. И мы не должны обманывать себя ожиданиями, что существующая банковская система сможет до них дотянуться, – говорит основатель Grameen Bank журналу BRICS Business Magazine. – Нам совершенно необходима новая структура. Достичь нулевых показателей бедности будет намного легче, если мы сможем создать такую финансовую систему, которая не оставляет никого, даже нищего или попрошайку, за бортом».

Банк для женщин

Юнус пошел на радикальный для исламского общества шаг: стал выдавать займы женщинам, которые даже в состоятельных семьях были исключены из кредитно-денежных отношений. По его мнению, у женщин есть долгосрочное видение, они гораздо сознательнее и заботятся прежде всего о детях. Так что первоначальной целью Юнуса стало довести их долю среди своих клиентов до 50%. На это потребовались шесть лет, хождение по домам и уроки финансовой грамотности от сотрудников банка. Сегодня, по данным Grameen Bank, женщины – это 97% клиентов финансовой организации. При этом общее число заемщиков – около
7,08 млн человек.

Статистика по возврату денег, которые банк выдает без залога, – 98%. Для людей погасить кредит – вопрос репутации: обмануть в селах можно только один раз. Их жители на виду друг у друга: человек, один раз не вернувший кому-либо долг, вряд ли снова получит денежную помощь. Если кредит не возвращается, то, по словам Мухаммада Юнуса, банк продлевает выплаты или выдает новый заем, чтобы человек мог что-то заработать и погасить первый.

Общественный вклад

К 2015 году Бангладеш смог выполнить первую по списку Цель развития тысячелетия – сократить бедность вдвое к 2015 году. «Страна добилась этого в июне 2013-го, за полтора года до поставленного срока, – комментирует происходящее для BRICS Business Magazine Юнус. – Однажды кто-нибудь возьмется оценить вклад в достижение этой Цели со стороны микрокредитования, которое теперь доступно практически всем в Бангладеш. Исследователи могут даже подсчитать величину. Но я сомневаюсь, что кто-то не согласится, что без микрокредитования всего этого нельзя было бы достигнуть». Разумеется, системой злоупотребляют – «отец микрофинансирования» считает, что многие превращают его в машину, зарабатывающую деньги для богачей. Однако при этом финансовую устойчивость концепции сложно оспорить.

Страны с высоким уровнем бедности представляют большой интерес для коммерческого сообщества: объем рынка потребительских кредитов, кредитных карт и микрофинансирования совокупно составляет 33 млрд долларов в год

Другой вопрос: насколько велик размер этой машины?

Полевые испытания

Специалисты Университета Западного Сиднея и лондонской бизнес-школы Cass Business School провели исследование, в котором проанализировали влияние коммерческих кредитов на жизнь бедных слоев населения. Оно называется «Микрофинансирование и бизнес на сокращении бедности».

По словам Бобби Банерджи, профессора менеджмента лондонской Cass Business School, для полевой работы были выбраны три деревни Бангладеш, которые находятся в округе Матлаб.

Матлаб – типичный регион для аграрной страны. В округе более 150 сел, плохо развиты дороги, а население занимается рыболовством и сельским хозяйством (в основном выращивает рис и джут). Программы микрофинансирования появились здесь еще в середине 1990-х, и сегодня кредиты выдаются активно. При этом Матлаб был доступен для полевой работы: коллеги профессора Банерджи имеют семьи в этом регионе, а значит, могут свободно общаться с людьми, быстрее завоевывать их доверие и встречаться со старейшинами.

Исследование было качественным, и в результате проведенных встреч, глубинных интервью и фокус-групп сотрудники пришли к неутешительным выводам – микрофинансирование способствует тому, что бедные беднеют.

В теории микрофинансирование должно содействовать предпринимательству, служить социальным лифтом и повышать уровень жизни населения. «На практике только 9% кредитов идут на открытие бизнеса, – комментирует профессор лондонской бизнес-школы для BRICS Business Magazine. – Чаще всего люди, занимая деньги, принимают краткосрочные решения: они спрашивают себя “как я могу позаботиться о своей семье сегодня?”, “как я могу прокормить своих близких?” Им нужно обеспечить основные жизненные потребности – покупать лекарства и питаться в неурожайное время». Кроме того, по данным, полученным из фокус-групп и интервью, жители Матлаба тратили средства на ремонт домов, образование детей и приданое (последнее – традиция в Бангладеш, формально находящаяся под запретом, но тем не менее широко распространенная).

На что тратится кредит

Я занял 40 тыс. таков (511 долларов). Для этого я использовал имя моей матери, сказав, что она будет выращивать рис. Но на самом деле кредит помог мне купить продукты питания, одежду и лекарства для детей. Дохода, чтобы вернуть деньги, у меня нет. Я тружусь каждый день. Сегодня я заработал 300 таков (3,8 доллара). 250 таков (3,19 доллара) отдал жене, которая выплачивает другой кредит, – она занимала 500 таков (64 доллара). Мы едим листья и соль, чтобы сэкономить.

***

Знают ли кредиторы наши хитрости? Конечно, да. Они знают, что мы используем наших жен, чтобы получить заем, и тратим деньги на покупку риса и одежды. Они используют нас, и мы используем их. Они знают, что мы заплатим деньги, поскольку везде занимаем. Таков наш порядок вещей. Мы знаем, что не должны этого делать, но когда твои дети голодны, у тебя нет других альтернатив.

Специалисты Cass Business School считают, что условия жизни в Матлабе делают нере­алистичным сценарий, в котором люди из сельских районов составляют эффективную бизнес-стратегию, чтобы получить доход в долгосрочной перспективе. Преграды для этого – отсутствие творческого мышления и предпринимательских навыков, а  также консерватизм общества. Да, потенциальные предприниматели могут найтись, но даже в развитых странах мира люди берут кредиты в основном для потребления.

Агрокредиты

35% кредитов уходит на покупку семян и выращивание зерновых. Климат Бангладеш нельзя назвать благоприятным для сельского хозяйства: сезоны дождей и частые наводнения – общая для всех проблема. Фермеры часто лишаются урожая, им нечем кормить семью и платить кредит. Многие пытаются решить проблему, укорачивая цикл между посадкой и сбором урожая.

Взять и предложить идеи, работающие в сельском хозяйстве, сложнее, чем кажется. Пример – идея микрофинансовых организаций (в частности, BRAC) выращивать кукурузу вместо горчицы и картофеля, традиционных для региона. По версии BRAC, фермеры могли бы заработать, продавая ее излишки. Однако это не сработало. Во-первых, один неурожай перечеркивает усилия множества сельских хозяйств. Во-вторых, кукуруза быстро истощает почву и требует дорогих удобрений. В долгосрочной перспективе выращивать ее невыгодно.

Еще один важный момент: микрофинансовые организации – ключевые игроки в сфере поставки кукурузных зерен и заинтересованы в продаже семян. Жители Матлаба отмечают, что иногда эти организации отказывают в кредите тем, кто не планирует выращивать эту культуру. Исследователи приводят рассказ одного из опрошенных: «В прошлом году я просил дать мне в долг 20 тыс. таков (255 долларов), и мне отказали. Но сын посадил кукурузу, и теперь микрофинансовая организация готова дать денег. Если вы выращиваете кукурузу, вам будут рады дать большую сумму – об этом мне рассказали родственники жены».

Таким образом, люди берут кредиты на потребление или ведение сельского хозяйства и оказываются не в состоянии их погасить.


Порочный круг

Несмотря на относительно небольшие суммы зай­мов – от 15 до 146 долларов с процентной ставкой от 24 до 36%, – распространена ситуация, когда один долг выплачивается за счет получения кредита от другого провайдера. И это далеко не самый худший сценарий.

Чтобы расплатиться, люди прибегают к помощи родственников. Самое важное в сельских районах для человека – это социальные связи. Общины играют ключевую роль в обеспечении ее членов средствами к существованию, и репутация семьи имеет большое значение. Именно поэтому так велик процент возврата долгов. Люди боятся потерять лицо, стать объектом публичного позора и принести в дом бесчестье.

Учитывая это, микрофинансовые организации создали новшество – круги солидарности («кендра»): в них группы женщин помогают заемщику погашать кредит, если он сталкивается с финансовыми трудностями. Таким образом, возникает круговая порука, а залогом становится «социальная солидарность».

Методы работы с должниками

Когда мы не смогли оплатить кредит, они (микрофинансовая организация. – Прим. ред.) пришли в наш дом, чтобы что-нибудь взять. Забрали мое единственное ведро для воды, ступку и пестик и сказали, что вернут их, как только я погашу кредит. Как-то раз они привели полицию в мой дом.

***

Часто они (микрофинансовая организация. – Прим. ред.) приводят нас в свой офис, заставляют там сидеть целый день и показывают нас другим жителям деревни. Это позор. Мы потеряли лицо.

«Иногда 29 человек достают деньги, чтобы заплатить за должника, – говорит один из опрошенных специалистами Cass Business School. – И в этом случае заемщик будет более ответственным. Теперь это не долг перед BRAC, которые могут приходить хоть каждый день, ругаться и требовать деньги. Это долг перед 29 людьми – членами твоей семьи и соседями».

В результате общины сами усиливают надзор за заемщиками, и социальные последствия негативны: идет медленная эрозия доверия и сплоченности, начинаются конфликты и раздоры. Случается, что должники уходят из семьи, и их проблемы с кредиторами приходится решать родственникам.

Неспособность вернуть долги уже стала причиной нескольких сотен самоубийств среди заемщиков в Индии. Однако и это не повод забыть о займе – возвращать кредит будут члены семьи покойного. В качестве примера исследователи приводят рассказ жителя Матлаба о том, как сотрудники микрофинансовых организаций приезжают за деньгами на похороны: «Тело покойного лежало перед домом, и семья оплакивала его. В это же время человек из банка приехал взыскивать долг покойного. Он сообщил родственникам, что те должны собрать деньги на оплату его кредита. Семья пришла в ярость и прогнала его. Однако через неделю продолжила выплачивать долг».

Для исследователей очевидно, что единственной целью сотрудников на местах – и, кстати, в числе их работодателей называется Grameen Bank – становится возвращение денег любой ценой.

Долги накапливаются, и люди теряют возможность обрести финансовую стабильность. Не просто отдельные семьи, но целые общины не могут выбраться из бедности.

Разорение

Мой тесть в Даудканди лишился земли, потому что занял деньги в разных местах. В прошлом году из-за плохой погоды и урагана он потерял свой урожай (взял заем для выращивания агрокультур. – Прим. ред.). Чтобы выплатить кредит, он продал всю землю, но его долг до сих пор огромен. Невозможно его выплатить, выращивая зерновые.

***

Я не владел землей, но арендовал один акр и стал выращивать кукурузу. В конечном счете это оказалось очень дорого: килограмм семян стоил 700 таков (8,9 доллара). В прошлом году большинство фермеров получили семена дешевле. И цена на кукурузу на рынке тогда была выше, так что люди решили попробовать ее выращивать. В итоге она стала меньше стоить, случился неурожай. Фермеры понесли большие потери или вообще потеряли все. Так что в этом году многие семьи взяли новые кредиты, чтобы погасить старые.

Эмансипация

Чтобы прояснить вопрос, как микрофинансирование влияет на роль женщин, необходимы другие исследования, считает Бобби Банерджи. Конечно, уже сам по себе факт выдачи кредитов меняет давнюю культурную и социальную практику: женщины становятся активнее, вовлекаются в поддержку своих семей. Однако вековые традиции не меняются разом: в Бангладеш до сих пор считается, что женщина не может работать вне дома, не говоря уже о том, чтобы распоряжаться деньгами. Получив заем, женщины обычно передают деньги своим мужьям или членам семьи мужского пола – по статистике, так поступают 95%. Именно женщины и подвергаются публичному позору и «приносят в дом бесчестье», когда долг не выплачивается. Получается, что микрофинансирование не меняет патриархальную систему, а успешно работает в ее рамках.

Сменить фокус

По мнению исследователей, нужно изменить точку зрения на методы борьбы с нищетой. «Следует посмотреть на ситуацию не с позиции поставщиков, государственных организаций или микрофинансовых организаций, а с позиции заемщиков, – считает профессор Банерджи. – Фокус-группы, организованные среди местного населения, могут сыграть ключевую роль в развитии и запуске программ по созданию финансовых кооперативов и местных банков».

Нужен более осторожный подход к предоставлению займов тем, кто живет в крайней степени нищеты. Решением проблемы может стать не финансирование отдельных лиц, а принцип коллективизма. В других странах тоже есть программы микрофинансирования, например в Испании – модель Мондрагон, в индийском штате Керала – группы Самопомощи и Соседской помощи. Они нацелены не на индивидуальных предпринимателей, в их основе лежит кооперативное производство. Это, как утверждают исследователи, помогает укрепить солидарность между людьми, в то время как в Матлабе должники ощущают давление со стороны сообщества.

Однако важно учесть: специалисты Университета Западного Сиднея и бизнес-школы Cass Business School не ставили целью оценить пользу от микрофинансирования. Бобби Банерджи не оспаривает тот факт, что некоторым предпринимателям удается извлекать выгоду из микрофинансирования. Но чтобы выяснить это, необходимы новые научные изыскания.

Источник: «Микрофинансирование и бизнес на сокращении бедности».

Microfinance%2b3%2b1079408 fmt

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp