Делай в Индии – вооружай весь мир

Евгений Пахомов

Один из крупнейших покупателей оружия в мире, Индия намерена кардинально изменить характер национальной оборонной промышленности. Следуя призыву премьера Моди, всего за десятилетие страна планирует превратиться из импортера ракет, самолетов, кораблей и танков в одного из ведущих мировых экспортеров военных систем.

О том, что Нью-Дели выйдет со своим вооружением на мировой рынок, индийский премьер-министр Нарендра Моди заявил сразу после избрания на пост премьера в 2014 году. «Мы мечтаем, что Индия станет достаточно сильной, чтобы поставлять военное оборудование миру, – объявил он. – Вместо того чтобы зависеть от импорта каждой небольшой детали оборонной техники, мы хотим, чтобы Индия стала экспортером такого оборудования в ближайшие несколько лет».

Уже в начале 2016-го глава индийского кабинета объявил о конкретных планах: за десятилетие страна намерена в 20 раз увеличить объемы экспорта национальных вооружений и выйти к 2025 году на уровень продаж в 3 млрд долларов ежегодно.

Эти планы выглядят чересчур амбициозно: пока индийский доход от поставок оружия на экспорт выглядит куда скромнее – около 150 млн долларов в год. Но что касается импорта, то тут Нью-Дели много лет входит в число бесспорных лидеров: по данным Стокгольм­ского института исследования проблем мира (SIPRI), с 2011 по 2015 год на Индию пришлось около 15% всего мирового оружейного импорта. По информации индийских источников, за эти годы страна заключила 162 контракта на поставку военной техники на сумму 19,5 млрд долларов. Из них 67 – с иностранными производителями. Более того, по оценкам ряда индийских СМИ, за 15 лет страна потратила около 120 млрд долларов на приобретение и модернизацию вооружений.

В газетах Индию даже называли «коллекционером оружия номер один»: сегодня она закупает его в разных уголках мира. С 1960-х поставщиком большей части танков, самолетов, подводных лодок и прочего военного снаряжения и техники традиционно выступал СССР. Хотя в составе индийских вооруженных сил также успели послужить и французские истребители Ouragan и Mirage 2000. По лицензии производились французские вертолеты Aérospatiale, англо-французские ударные самолеты Jaguar. Службу на флоте прошли британские авианосцы Vikrant (заложен в Великобритании как Hercules), Viraat (бывший Hermes) с самолетами Sea Harrier на борту. И это далеко не весь список.

Осенью 2015-го Министерство обороны Индии опубликовало отчет за три предыдущих года, в соответствии с которым за это время страна потратила на вооружения более 13,6 млрд долларов, оставаясь крупнейшим импортером боевых систем в мире. Не случайно сегодня за богатейший индийский оборонный рынок идет жесткая борьба. Пока здесь по-прежнему доминирует Россия, на долю которой приходится около 70% военных поставок в эту страну. Однако Москву все решительнее теснят конкуренты и с Запада, и с Востока. На второе место вышли США (14%), на третье – Израиль (8,4%).


Пресса «самой большой демократии мира» с азартом следит за интереснейшей схваткой зарубежных поставщиков. В последние годы интрига обострилась до предела: Вашингтон, ранее традиционно считавшийся партнером Исламабада, извечного противника Нью-Дели, все решительнее предлагает индийцам военную продукцию, пытаясь отодвинуть Россию. В последние годы боевые вертолеты Ми-28 проиграли в тендере американским конкурентам Apache; тяжелые транспортные вертолеты Ми-26 уступили машинам Chinook; противолодочные самолеты P-8 потеснили российские Ту-142, а транспортный самолет Ил-476 проиграл конкурс американскому C-17 Globemaster.

Правда, и Вашингтон, и Москва вместе проиграли тендер века на поставку 126 легких многоцелевых истребителей общей стоимостью свыше 10 млрд долларов, победителем в котором в 2012 году были объявлены французы со своим Rafale. Индия ждет французские подлодки типа Scorpene. Ожидаются поставки европейских самолетов-топливозаправщиков Airbus A330 MRTT.

Активен и Израиль, продающий индийцам радиолокационное оборудование, системы оптического и лазерного наведения, беспилотные летательные аппараты, зенитно-ракетные комплексы. Свой кусок индийского оборонного пирога откусила и Южная Корея, выиграв в 2015 году тендер на поставку самоходных га­убиц K9 на сумму около 750 млн долларов.

В последнее время в это соревнование включилась даже Украина. На недавней выставке Defexpo-2016 на Гоа она сумела подписать меморандум о намерениях, предусматривающий совместное создание с концерном «Антонов» нового военно-транспортного самолета для индийских ВВС. В перспективе документ может вырасти в соглашение на постройку ни много ни мало 500 машин.

Москва, в свою очередь, не намерена уступать конкурентам и тоже продолжает поставки. В частности, в последние годы Индия получила из России авианосец Vikramaditya – бывший авианесущий крейсер «Адмирал Горшков». Нью-Дели продолжает закупки российских вертолетов, зенитно-ракетных комплексов, систем залпового огня, истребителей Су-30 МКИ и МиГ-29К/КУБ и другого вооружения.

Индийская сторона взяла в лизинг российскую атомную подводную лодку и намерена взять еще одну. Страны развивают и совместные проекты: на вооружении Индии уже стоит сверхзвуковая крылатая ракета BrahMos («Брахмапутра – Москва»), идет разработка совместного истребителя пятого поколения на базе российского Т-50.

Но теперь в ожесточенную борьбу иностранных поставщиков решительно вмешался премьер-министр Нарендра Моди. Он объявил, что Индия, импортирующая более 60% необходимых вооружений, намерена в короткий срок кардинально изменить характер военных закупок, сделав упор на национальную продукцию. Через десять лет Нью-Дели хочет на 50% обеспечивать себя современным оружием, а вскоре выйти и на 70%. Тогда же индийский ВПК должен совершить прорыв на внешний рынок.

Оружие со слоном

В Нью-Дели уверены, что такая политика позволит стране не просто экономить иностранную валюту, но активно зарабатывать. Цель нового курса, который полностью соответствует программному лозунгу премьера Моди Make in India («Делай в Индии»), состоит в том, чтобы создать в стране конструкторскую, исследовательскую и производственную базу для выпуска «вооружений XXI века».


«Намерения Индии в отношении экспорта кажутся амбициозными, – отмечает доктор Дебра Моханти из Индийского института оборонных исследований и анализа. – Но если Индия сумеет добиться такой цели, тогда она будет в состоянии конкурировать со многими странами, в том числе с Китаем».

Как видно, индийские власти – уже в который раз – действуют с оглядкой на Китай. Местные эксперты напоминают, что в начале 1990-х Пекин был в подобном положении – крупного импортера вооружений, однако за короткий срок смог изменить ситуацию и теперь борется за место на мировом рынке бо­евых систем. За пять минувших лет КНР вдвое увеличила экспорт оружия, а ее военный импорт в 2011–2015 годах снизился на четверть. Сегодня SIPRI оценивает долю Китая на мировом рынке экспорта вооружений примерно в 6%. В лидерах – США (33%) и Россия (25%). Институт SIPRI не публикует данные о финансовой стоимости поставок и закупок, считая официальные цифры некорректными и используя собственную систему Trend-indicator Value. Однако в апреле президент Путин сообщил, что экспорт российских вооружений в прошлом году составил 14,5 млрд долларов. Экспертные оценки соответствующих поставок со стороны США находятся в пределах 30–41 млрд долларов.

Для КНР ее нынешняя доля экспортного рынка – безусловный успех. Еще недавно эта страна могла предложить покупателям лишь собственные переделки устаревших советских танков или самолетов образца 1960-х годов. Сегодня она выставляет на мировом рынке новые истребители и подводные лодки, боевые корабли и катера, вертолеты, ракетные системы. Главные покупатели китайского оружия – Пакистан, Бангладеш и Мьянма, то есть государства, расположенные по соседству с Индией, где наблюдают за успехами китайской оборонки с тревогой и ревностью.

В Нью-Дели задались вопросом: «А что сам индийский ВПК может выставить на продажу»? По словам министра обороны страны Манохара Паррикара, его страна уже в ближайшее время готова предложить потенциальным заказчикам истребители Tejas, зенитно-ракетные комплексы Akash и сверхзвуковые крылатые ракеты BrahMos. «Как только будут удовлетворены потребности Вооруженных сил Индии, мы будем готовы поставлять их на экспорт», – заявил Паррикар на пресс-конференции в марте этого года.


Подобные взгляды индийского оборонного министра выглядят разумными. «Это действительно наиболее перспективные для экспорта разработки, интерес к которым уже проявляли зарубежные страны, – согласился в разговоре с BRICS Business Magazine российский военный эксперт Владимир Ивашин. – BrahMos – это российско-индийская ракета на базе российской противокорабельной ракеты “Оникс”. Зенитно-ракетный комплекс малой дальности Akash – глубокая переработка советского ЗРК “Куб”; комплексы подобного класса востребованы в мире».

Что касается истребителя Tejas, считает Ивашин, то перспективы этого самолета пока под вопросом. «У него еще много недоработок. Самолет разрабатывали три десятка лет, программа его создания начата в 1983 году. Но, насколько можно судить по откликам самих индийских военных, он еще сырой, – отмечает он. – Однако, как говорят индийские независимые военные эксперты, самолет можно “довести”, в том числе при помощи российских специалистов, и тогда он сможет представлять интерес для зарубежных покупателей».

Как бы то ни было, список вооружений, которые Индия потенциально сможет поставлять на экспорт, растет. Вскоре после заявления Паррикара глава индийского государственного авиаконцерна Hindustan Aeronautics Limited (HAL) Суварна Раджу сообщил, что кроме истребителя Tejas, его компания готова предложить миру новейший ударный вертолет Light Combat Helicopter (LCH) собственной разработки. Соответствующее разрешение правительства уже получено. Индийская пресса сообщает, что на экспорт может быть предложена и баллистическая ракета малой дальности Prahaar.

В Нью-Дели уверены, что главное – начать. Хотя у Индии пока нет выстроенной политики оружейного экспорта, она все же имеет определенный опыт военных поставок за рубеж. Например, индийская штурмовая винтовка INSAS (Indian National Small Arm System) и созданный на ее базе ручной пулемет поставлялись в Непал и в Оман. Армия Мьянмы закупила в Индии танки Т-55, артиллерийские орудия, другое вооружение; войска Шри-Ланки – радары; Маврикий – вертолеты и патрульные катера.

Технологии преткновения

Тем не менее все понимают, что для масштабного прорыва на мировой, крайне конкурентный оружейный рынок необходимы большие усилия.


«Стремление Индии превратиться из импортера вооружений в экспортера столкнется с трудностями. Попытка производить современные вооружения требует создания ряда отраслей промышленности, при этом гигантские затраты могут окупиться только в течение десятилетий», – заявил в беседе с BRICS Business Magazine российский военный эксперт Александр Гольц.

В Нью-Дели тоже это понимают, поэтому принято решение обменять доступ к своему оружейному рынку на новейшие иностранные технологии, сделав их передачу обязательным условием для продавцов. Нью-Дели хочет, чтобы поставщики сами принесли современные ноу-хау в страну.

«Правительство Нарендры Моди во всех сделках по поставке вооружений выдвигает в качестве обязательного условия передачу Индии новейших технологий или создание совместных предприятий по производству современных видов оружия. Подобная практика позволяет индийскому руководству рассчитывать на создание собственных вооружений с дальнейшей перспективой продавать их третьим странам», – поясняет Ивашин.

Власти даже разрешили увеличить объем иностранных инвестиций в национальный ВПК. Теперь максимальная доля иностранных партнеров в совместных оборонных предприятиях поднята с 26% до 49. Делается все для того, чтобы Индия как можно скорее сократила технологическое отставание от конкурентов. Нью-Дели даже призвал на помощь частные компании, чтобы те активнее заключали оборонные контракты с иностранцами и помогли программе Make in India.

Не случайно все последние громкие соглашения на поставку военной продукции для Нью-Дели привели к запуску совместных производств. Например, авиационный гигант Boeing создает СП с индийской Tata Advanced Systems по выпуску компонентов для вертолетов
AH-64 Apache, принятых Индией на вооружение. Российская госкорпорация «Ростех» намерена со­здать совместное предприятие с индийской HAL для постройки вертолетов Ка-226. Голландская Fokker Technologies и индийская Aequs подписали соглашение о производстве компонентов для тяжелых вертолетов Chinook, а  сборкой корейских 155-миллиметровых самоходных орудий для Сухопутных сил Индии вместе займутся Samsung и индийская Larsen & Toubro.

Тем не менее идея трансфера технологий до сих пор отнюдь не всегда встречает понимание у продавцов. Например, США предлагали Нью-Дели поставить в Индию истребители F-16 и F-18, однако к передаче технологий американцы готовы не были. По информации индийских СМИ, Вашингтон одно время намеревался предложить Нью-Дели и суперсовременный F-35. Однако при этом от передачи технологий для создания истребителя пятого поколения также отказался.


Как указывают различные источники, вопрос о передаче ноу-хау затормозил и реализацию контракта на поставку индийским ВВС французских истребителей Rafale. Вместо предусмотренных первоначальным соглашением 126 машин Нью-Дели теперь заявляет о готовности купить только 36, официально объясняя это тем, что окончательная цена контракта оказалась слишком высокой. Однако источники утверждают, что проблема еще и в нежелании разработчика самолета, французской компании Dassault Aviation, делиться ключевыми производственными технологиями.

В этом смысле позиция России выглядит более гибкой. Две страны создали совместное предприятие по производству крылатых ракет BrahMos, а также перспективного истребителя пятого поколения. Однако и тут не все гладко: индийская сторона не раз выказывала недовольство тем, что ее участие в разработке нового самолета оказалось меньше, чем ожидалось. Проект развивается с постоянными задержками.

Хотя отставание от графика – обычное дело при реализации оборонных контрактов с Индией, но, возможно, осторожность Москвы объясняется и другими причинами. «Очевидно, что Индия – новичок на этом рынке – сможет продвинуть продукцию только за счет ее относительной дешевизны, а это неизбежно ограничивает возможности производимых вооружений, идет в ущерб качеству. Таким образом, индийская продукция вряд ли будет отвечать требованиям разборчивых покупателей с Ближнего Востока и Европы. Остаются азиатские и африканские государства с ограниченными бюджетами. Но это как раз та ниша, которую осваивают – замечу, вполне успешно – Китай и Россия, – рассуждает Гольц. – Получится, что Москва должна будет делиться с Дели высокими технологиями для того, чтобы потом конкурировать. Или же России и Индии придется формировать совместные предприятия, что в конечном счете скажется на цене продукции».

Тем не менее в Нью-Дели явно не желают отказываться от своих амбиций и планов. На Defexpo-2016 министр обороны Паррикар также заявил, что власти страны разработали новую концепцию оборонных закупок, которая будет способствовать «более прозрачному и оперативному» продвижению сделок. Хотя детали документа пока не известны, главное прозвучало: Паррикар призвал иностранных производителей оружия принять участие в модернизации индийской оборонки в рамках политики Make in India. При этом, по данным индийских официальных источников, расходы Индии на перевооружение армии в ближайшие 10 лет могут превысить 120 млрд долларов.

В Нью-Дели рассчитывают, что желающие обменять часть своих технологий на долю этого пирога появятся: в конце концов, индийский оборонный рынок по-прежнему остается одним из самых привлекательных в мире.

Манохар Паррикар – министр обороны Индии

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp