Останутся сильные и быстрые

В последние годы на долю российской финансовой индустрии выпало много испытаний, и то, что большинство банков все же справились с трудностями и до сих пор работают, подтверждает надежность банковской системы в России. Председатель правления Абсолют Банка Андрей Дегтярев рассказал в интервью BRICS Business Magazine, как трансформируется банковская индустрия в результате кризиса, с какими рисками столкнулись основные игроки рынка и за счет чего они намерены развиваться.

Вопрос руководителю успешного банка из топ-30. По наблюдениям экспертов, каждый третий российский банк, бывший среди лидеров по прибыли еще три года назад, сегодня потерял свои позиции. А шанс перейти из группы аутсайдеров с нулевой или отрицательной прибылью в группу лидеров есть не более чем у 15% банков. Какой стратегии (при всей разнице исходных позиций) могли бы придерживаться отста­ющие, чтобы укрепить свои позиции?

«Отстающие» в этом контексте определение неверное. Я бы их точно так не называл, с учетом проблем, с которыми столкнулись банки. Часть из них понесла существенные убытки из-за модели розничного кредитования. В этом сегменте убытки уже получены и абсорбированы, а выводы сделаны. Это хороший знак: думаю, в 2017 году их бизнес вновь станет прибыльным.

Вторая группа банков, самая крупная, – те, которые сформировали большую часть портфеля в области корпоративного кредитования. Именно корпоративные клиенты в наибольшей степени испытали на себе экономический кризис: ухудшились показатели бизнеса, предприятия потеряли прибыль и рынки, многие из них работают с убытком. Естественно, это не могло не отразиться на банках, вот почему многие из них по итогам 2015 года зафиксировали отрицательный результат или работают с низкой рентабельностью.

Так что речь идет не об отстающих банках, а об экономической тенденции, отразившейся на них. Все игроки, безусловно, ужесточают свои модели риск-менеджмента, тщательнее выбирают заемщиков, работают по реструктуризациям и поддержке предприятий, столкнувшихся с временными трудностями, сокращают расходы, оптимизируют филиальную сеть. Но основной фактор, который должен сработать для выхода из кризисной ситуации, заключается в необходимости докапитализации банков. Игроки, имеющие за спиной сильных акционеров, уже в следующем году покажут устойчивый рост. Если не брать в расчет государственные банки, то в стране остается где-то 15–20% банков, акционеры которых могут позволить себе докапитализацию.

Какие перемены с момента вхождения в период экономической турбулентности вы бы выделили как положительные?

Во-первых, банки стали лучше управлять своими расходами. Мы видим это и по опыту Абсолют Банка. Во-вторых, большинство кардинально пересмотрели свои риск-модели, сделав их более консервативными. В-третьих, они обратили внимание на новые технологии и возможности получения комиссионного дохода.

Какие факторы, напротив, блокируют банковский сектор?

Во-первых, финансовое положение заемщиков, как физических, так и юридических лиц. Во-вторых, достаточно маленький оправданный спрос на кредиты. Сегодня банкам сложнее искать заемщиков, особенно в корпоративном сегменте. Тех, кому действительно хочется дать деньги, осталось не так много. Естественно, спрос на них вырос. То есть к хорошим заемщикам трудно пробиться, при этом сохраняются тяжелые конкурентные условия по ценообразованию. Основная масса компаний, напротив, не избалованы банками – они не имеют возможности рефинансироваться и вынуждены рассчитывать на свои силы.


Поле для конкуренции есть. Если государственный банк априори хорошо работает с крупным клиентом, но не всегда уделяет достаточное внимание среднему, то меньшие по размеру банки более внимательно и серьезно относятся к таким группам клиентов и могут специализироваться на конкретной отрасли, например проектном финансировании. Для бизнеса это большой плюс. Что же касается иностранных банков, то вряд ли они будут наращивать долю на российском рынке, пока мы не выйдем на стабильный рост ВВП

Какие изменения произойдут в российской банковской системе на горизонте пяти–семи лет?

Основная тенденция – укрупнение банков. Когда пройдет наиболее острый период и качество активов станет понятнее, улучшится финансовое положение основных заемщиков, банки посмотрят в сторону консолидации. Для работы с хорошими заемщиками в крупных объемах нужен солидный капитал, но если его не удается достичь дополнительными вливаниями, то можно хотя бы объединить имеющиеся банки с существующим капиталом и таким образом за счет масштаба деятельности и сокращения удельных издержек вести более эффективную банковскую работу. Даже крупные российские банки, особенно с учетом упавшего курса рубля, на фоне западных и азиатских коллег выглядят очень маленькими.

В целом государственные банки станут занимать все большую долю на рынке. Это очевидный факт. В объемных показателях частные игроки уменьшатся, но все же, на мой взгляд, не пропадут, а найдут ниши, в которых окажутся эффективнее государственных. Во многом за счет специализации, отраслевой, региональной, клиентской.

Поле для конкуренции есть. Если государственный банк априори хорошо работает с крупным клиентом, но не всегда уделяет достаточного внимания среднему, то меньшие по размеру банки более внимательно и серьезно относятся к таким группам клиентов и могут специализироваться на конкретной отрасли, например проектном финансировании. Для бизнеса это большой плюс. Что же касается иностранных банков, то вряд ли они будут наращивать долю на российском рынке, пока мы не выйдем на стабильный рост ВВП.

Что станет с мелкими и средними игроками?

Выживут лишь те, кто отличается интересной прибыльной моделью и за кем стоят действительно надежные акционеры, готовые при необходимости поддержать банк.

Какие новые источники роста вы видите в розничном банкинге?

Привлекательность розничного бизнеса увеличится: начнет восстанавливаться потребительское кредитование, будет развиваться рынок кредитных карт и связанный с ним комплекс услуг электронной коммерции. Безус­ловно, неизбежны изменения в секторе интернет-услуг, дистанционного банковского обслуживания. Более комплексным станет подход к ипотечным заемщикам. Клиент получит кредит не только на жилье, но и на ремонт, покупку мебели и другие сервисы, связанные с обустройством дома.

В горизонте ближайших двух лет оживится рынок автокредитования, поскольку спрос на автомобили неизбежно начнет восстанавливаться. Тем более что рынок кредитования б/у автомобилей развит совсем слабо. Сейчас он немного вырос в объемах, потому что люди чаще покупают неновые автомобили, и кредитная поддержка здесь, конечно же, необходима.

Получается, несмотря на закредитованность населения, бизнесу есть куда расти?

В действительности закредитована сегодня та часть населения, которая по большому счету не должна быть таковой. Это люди с невысокими доходами, с помощью заемных средств сначала решавшие бытовые проблемы, а потом бравшие новые кредиты, чтобы обслуживать старые. Сейчас именно они испытывают наибольшие финансовые трудности, но при этом не являются целевой аудиторией для банков.

Банки стремятся развиваться на рынке кредитования за счет среднего класса и выше по уровню дохода. С наступлением кризиса эта категория клиентов отказалась от крупных покупок и инвестиций и сохраняла деньги, поэтому мы и наблюдаем увеличение объема депозитов в системе. Как только появятся признаки восстановления и мы начнем выходить из кризиса, у них возникнут потребности в улучшении своего уровня жизни. Им не нужны будут деньги на покупку телевизора или холодильника, но им станут интересны ипотека, кредит на ремонт. Это другой уровень потребностей, а значит, и более крепкие клиенты.

С какими рисками и угрозами столкнется среднестатистический российский коммерческий банк в следующие три года?

Кажется, банки столкнулись уже со всеми возможными рисками. В последнее время при составлении годовых бюджетов мы готовили стресс-сценарии – плохой, очень плохой и катастрофический. Недавно мы с удивлением обнаружили, что легко прошли сценарии даже хуже категории катастрофических. По банковской системе за последние два года было нанесено много ударов. И то, что она до сих пор работает, говорит о ее устойчивости.

Я думаю, здесь стоит упомянуть о будущих вызовах, и основной из них – это поиск новых моделей развития, розничных продуктов и сегментов в корпоративном секторе.

Важен также технологический вызов: диджитализация банковского бизнеса, переход на новые системы. Банки с большой филиальной сетью уже не будут столь востребованы, они начнут уходить в электронную область. Те, кто не успеет за переменами и не изменит вовремя свои технологии, однозначно покинут рынок. Прежде всего, это касается розницы.

Какие навыки потребуются банкирам на данном этапе развития?

В любое время самое важное качество для банкира – ответственность. Банкир всегда обязан помнить о том, что он отвечает за деньги своих клиентов. Независимо от того, какая ситуация на рынке. Если говорить о специфике работы в кризис, то здесь, безусловно, должны присутствовать высокая гибкость и готовность менять все процессы, технологии, людей. Вот почему столь важна стрессоустойчивость.

Те, кто сможет быстро перестроиться под существующий ландшафт, достигнут в этой ситуации больших высот.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp